Понедельник, 16 июля 2018 16 +   Подписка на обновления  RSS  Письмо редактору
Популярно
На безымянной высоте у деревни Чихачево
8:50, 04 мая 2018

На безымянной высоте у деревни Чихачево


Как-то раз я попросил своих студентов написать о родственниках — участниках Великой Отечественной войны. И каково же было мое удивление, когда несколько человек стали смущенно говорить, что о дедушке или прадедушке и рассказать-то нечего! Почему? Якобы они не совершили никаких подвигов. Вот такое представление о жизни предков у современной молодежи. Многим сейчас невдомек, что каждый прожитый на войне день уже был настоящим подвигом! Преподаватель русского языка и литературы Лукояновского педагогического училища Сергей Иванович Жуковский (на снимке) провел на фронте всего лишь четыре месяца. Хотя правильнее сказать — целых четыре месяца!

После окончания средней школы в 1934 году Сергей Жуковский поступил учиться на факультет русского языка и литературы Новгородского педагогического института. Через год перевелся в Ленинградский пединститут имени М. Н. Покровского. В 1938 году его направили на работу по специальности в Славгородское педагогическое училище Алтайского края.

Возможно, Сергей так и остался бы вдали от малой родины, но вмешались родители. Они поговорили о сыне с директором Лукояновского педучилища Ф. А. Каргаевым, который дал согласие на его трудоустройство в нашем городе. В начале марта 1939 года С. Жуковский приехал в Лукоянов и был принят в училище на должность преподавателя русского языка и литературы. Эта запись в трудовой книжке от 19 марта 1939 года стала последней. Дальше — война…

Его призвали в Красную Армию в марте 1942 года. Как человека с высшим образованием, направили на краткосрочные лейтенантские курсы. Пехотное училище находилось в Саранске. С марта по август Сергей усердно осваивал азы военной специальности.

В семье Сергея Зудина, внука Жуковского, хранятся пожелтевшие военные письма. В них курсант с теплотой и трепетом обращается к жене Марии Ивановне и дочке Ниночке. Война вероломно разрушила их мирные планы, мечту жить большой и дружной семьей.

В педучилище Сергей Иванович за короткое время стал уважаемым и авторитетным преподавателем, о чем сохранились воспоминания студентов. Почти в каждом послании домой он передавал привет коллегам, особенно Ивану Андреевичу Прусакову, военруку учебного заведения, участнику Первой мировой войны. Ведь это он вел военную подготовку преподавателей с осени 1939 года.

Жуковский находился в военном училище чуть больше пяти месяцев. Из его многочисленных писем известно, что занятия длились по девять-десять часов в день, питание скудное, проживание — в летнем лагере. Особенно тяготил голод. В середине апреля он написал жене, чтобы прислала ему сухарей, если есть возможность. Сергей понимал, что семье в Лукоянове тоже тяжело. Просил, чтобы Мария получила по его карточкам в педучилище картофель и муку. Но уж было больно голодно! Мария Ивановна собрала посылку, положила не только сухари.

Летом 1942 года Сергей Иванович сдал экзамены. Предупредил жену, что на фронт поедет через Лукоянов. Но надежда повидаться с супругой и дочкой не оправдалась. Состав сразу отправили на Москву.

Одно из последних писем Мария Ивановна получила осенью 1942 года. В нем тревожные мысли: «Наша гвардейская дивизия направляется на фронт. Маруся, для нашей части, надо полагать, выберут самый опасный участок фронта. Жизнь или смерть? Второе вероятней. Конечно, хочется жить, но вряд ли придется. Все. Живи, как тебе нравится. На меня не надейся. Я так чувствую, что попадем в огонь. Пожалей Нину. Береги Нину. Твой любящий Сергей».

Сначала воинская часть находилась в Загорске (ныне — город Сергиев Посад), а в начале сентября, после полного формирования, была переброшена на Калининский фронт. Как и предполагал молодой лейтенант, его часть попала в самое пекло. Шла многомесячная Ржевско-Вяземская операция, унесшая жизни сотен тысяч советских солдат и офицеров. Напомню читателям, что осенью 1942 года разворачивалась кульминация Сталинградской битвы, в которой решалась судьба человечества. И в это же время немецко-фашистские войска старались уничтожить Ленинград, с севера опять выйти к Москве. Кровопролитные бои под Ржевом станут вторым Сталинградом.

Лейтенант Сергей Жуковский и его однополчане прекрасно понимали, что выпало на их долю. Лозунг «Ни шагу назад!» служил напоминанием: отступать нельзя. Каждый солдат и офицер готов был стоять насмерть, чтобы преградить путь врагу, защитить свои семьи от вражеского поругания. А если учесть, что самые большие потери в ходе боев несла пехота, то можно представить состояние молодого офицера.

В начале октября 1942 года Генеральным штабом Красной Армии планировалось осуществить Ржевско-Сычевскую операцию под кодовым названием «Марс». По уровню подготовки и количеству задействованных сил она ничуть не уступала «Урану» в ходе Сталинградской битвы. Операция «Марс» проводилась силами Калининского и Западного фронтов.

Вновь сформированная дивизия, в которой начал служить Жуковский, прибыла на фронт в первых числах сентября и сразу вступила в бой. Через месяц сражений войска Калининского фронта продвинулись на разных участках от 15 до 50 км. С началом октября фронт стоял примерно в 50-80 км от г. Великие Луки. 12 октября 1942 года масштабная операция не началась из-за плохой погоды, проводились лишь отдельные локальные операции. Генеральный штаб принял решение изменить стратегию по разгрому немецких соединений. Наступление началось 24 ноября. Войска Калининского фронта получили приказ овладеть Великими Луками.

Батальон, в который входила рота Жуковского, действовал южнее этого города, в районе населенных пунктов Сердце — Чихачево. За 24 и 25 ноября наши войска продвинулись на несколько километров, но враг удерживал позиции на возвышенности у деревни Чихачево. Немцы не давали поднять головы, ведя по наступающим ротам шквальный огонь.

Стрелковая рота готовилась к атаке на склонах небольшой горы примерно в двухстах метрах от деревни. Взвод лейтенанта Жуковского наступал немного впереди остальных и должен был первым ворваться в Чихачево. Противник из минометов стал обстреливать склон. Ждать было нельзя. Жуковский поднял взвод в атаку. Командир с карабином был в первых рядах. Вдруг близ того места, где шел Жуковский, с оглушительным хлопком взорвалась мина. Бойцы видели, как их лейтенант, тяжело опираясь на карабин, медленно склонился к земле. Но атака продолжилась. Она была стремительной, молниеносной. Немцы не выдержали и отступили. Случилось это 26 ноября 1942 года.

«А когда над головой сгустились сумерки, мы прощались с нашим лейтенантом, — сообщил в письме сослуживец Жуковского капитан А. Волков. — Вокруг свежевырытой могилы стояли командиры и солдаты. И никому не хотелось верить в гибель Жуковского».

А. И. Волков прислал письмо Марии Ивановне в 1979 году. В нем он детально описал события того боя: «Осколком мины поражена голова. Смерть наступила мгновенно. Как сейчас помню, кровь текла по виску. Все документы я передал старшине, а он передал командиру полка. Хоронили его всей ротой со всеми почестями, и я положил его в полном обмундировании».

В ходе ожесточенных боев в трудных условиях лесисто-болотистой местности советские войска прорвали оборону противника и 28 ноября окружили его группировку в Великих Луках. И хотя Сергею Жуковскому не суждено было дожить до Победы, он своими самоотверженными действиями приблизил ее.

В 1960 году прах офицера С. И. Жуковского перезахоронили в братской могиле в с. Полибино Псковской области. По воспоминаниям сослуживцев, это был замечательный командир, энергичный и волевой человек. Он уважительно относился к подчиненным и старался доходчиво разъяснить им тактику боя, потому что считал своим долгом сберечь солдатские жизни.

Владимир КОМИССАРОВ
Использованы документы из семейного архива М. И. Жуковской


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2018 Лукояновская правда
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru