Понедельник, 28 сентября 2020 16 +   Подписка на обновления  Письмо редактору
Понедельник, 28 сентября 2020 16 +   Подписка на обновления  Письмо редактору
С душой и для души, или Дневник хористки
8:52, 11 сентября 2020

С душой и для души, или Дневник хористки


Лукояновка Александра Пархоменко рассказала «ЛП» о том, каково это — быть хористом народного коллектива России Академического хора Нижегородского государственного университета имени Н. И. Лобачевского.

— Саша, ты происходишь из очень творческой семьи…

— И очень музыкальной! Дедушка Александр Николаевич Парисеев, человек без музыкального образования, однако обладатель абсолютного слуха, одно время руководил Саврасовским народным хором, с которым завоевал звание лауреата Всесоюзного смотра художественной самодеятельности, а также был солистом оркестра народных инструментов. Бабушка Антонина Григорьевна Пархоменко преподавала музыку в школе искусств и детском саду. Мама окончила музыкальную школу по классу аккордеона. Я же играла на фортепиано, потом увлеклась флейтой.

— И пением занималась?

— Петь обожаю с детства. За это можно поблагодарить Валентину Дмитриевну Шугаеву — на мой взгляд, лучшего учителя музыки. Как же она оказалась права, когда говорила, что музыка — это на всю жизнь.

— А в университетский хор вступила целенаправленно?

— История тут немного курьезная. Поступая в университет Лобачевского, знала, что там есть хор и надеялась туда попасть. Но, честно говоря, никакой информации про него не искала: не смотрела выступления, понятия не имела, что хор исполняет и современную музыку, что ездит по России и за границу — в общем, совершенно не представляла масштабов его деятельности. Мне просто хотелось петь. Шла я тогда не на прослушивание, а на «День открытых дверей», как значилось в афише. Думала послушать хор, а прослушали меня! Но зато испугаться не успела. У меня не было больших надежд, и когда позвонила дирижер Лариса Александровна Ерыкалова и сказала, что я в хоре, — завизжала прямо в трубку, запрыгала по коридору университета. Только потом я постепенно начала осознавать, куда попала. Первое услышанное произведение — «Богородица» Рахманинова, до слез и дрожи в коленях, первая репетиция — было так страшно! Первый концерт, первая поездка…

— Их было немало, верно?

— О да! Коллектив постоянно обновляет репертуар: наравне с народной, духовной и академической музыкой исполняется современная и популярная. Последние новинки — Стинг, Мадонна, Эд Ширан. Регулярно сотрудничаем с симфоническим оркестром Нижегородской государственной филармонии имени Ростроповича. Один из самых масштабных наших проектов — оратория Андрея Микиты «Семь песен о Боге», созданная на основе песен Бориса Гребенщикова.

— В каких мероприятиях вы участвуете?

— Хор активно гастролирует, выступает на всевозможных конкурсах, фестивалях. Одно из знаковых мероприятий — Всемирные хоровые игры. Это международный конкурс, проходящий раз в два года. В бытность мою в хоре в 2016-м мы привезли из Сочи золотые медали в категориях «Популярная музыка» и «Университетские хоры», титул чемпиона Всемирных хоровых игр в категории «Поп-музыка». Тягостное ожидание и взрыв эмоций после объявления результатов, победное исполнение гимна России на олимпийском стадионе и слезы радости — незабываемые ощущения! В 2018 году хоровые игры проходили в одной из столиц Южной Африки. Оттуда мы также приехали с золотом в категориях «Университетские хоры» и «Популярная музыка». Сейчас коллектив входит в топ-100 лучших хоров мирового рейтинга по версии Interkultur.

— Чем вас удивила Африка?

— Лучшие друзья хориста в Южной Африке в середине июля — теплый плед и обогреватель. Такое неожиданное открытие принесла нам поездка на хоровые игры в ЮАР. И там в принципе все иначе. Например, в Претории нас поселили на окраине. Мы решили сходить в местный зоопарк, и тогда только узнали, что центральные районы — самые опасные. Там процветает преступность, горожане в центр попросту не ходят. И гигантская классовая пропасть: вот роскошный стадион, на котором выступают хоры со всего мира, а буквально в пятистах метрах — трущобы, где люди строят жилища из подручных материалов, коробок и тряпья…

Культурный обмен состоялся: Лукояновская роспись теперь и в Африке

— Выступление в Африке чем-то отличалось от остальных? Как вас там приняли?

— Принимают нас всегда хорошо (смеется). Но были интересные моменты. Лет двадцать назад хор разучил африканскую песню, не для выступлений, просто так. Со временем она стала «походной», мы пели ее в дороге или на досуге. Думали, ничего национального в нашей версии уже не осталось за столько лет, что язык не узнать. Но когда в Претории, чтобы скоротать время, привычно ее затянули, водитель нашего автобуса тут же присоединился — узнал! А для выступления подготовили песню Indodana на африканском наречии. Долго оттачивали звучание, переживали. Оказалось, в зале присутствовал автор песни. После выступления спросили, как справились, и он заверил, что произношение у нас просто идеальное.

— Чем еще запомнился визит в Африку? Какие сувениры привезли?

— В олимпийской деревне принято обмениваться вещами с национальным колоритом. Кто-то делает одежду, кто-то готовит еду. Я привезла тарелочки, расписанные в авторской технике моего отца Александра Валерьевича Пархоменко, и рассказала о маленьком городке в России, где родилась Лукояновская роспись. Словом, культурный обмен произошел успешно.

— Получается, в хоре ты была все пять лет обучения?

— И еще год после. Можно оставаться в коллективе и после окончания университета, это только приветствуется. Есть целая система отличий: сначала ты новичок и носишь синий значок, через пять лет — корифей хора с красным значком. За десять лет можно стать золотым корифеем, после пятнадцати — платиновым. Кстати, мне на смену в хор пришел двоюродный брат Олег Пархоменко, который тоже поступил в ННГУ.

Саша окончила с красным дипломом магистратуру по направлению «Молекулярная биология и иммунология». Недавно переехала в Покров Владимирской области. Работает в международной компании Mondelez International. Эта работа дала ей возможность применить теоретические знания в прикладной сфере, а также тесно общаться с коллегами из-за рубежа. В дальнейшем Саша планирует построить карьеру в сфере косметической химии.

— По хору не скучаешь?

— Конечно, скучаю! С первой хоровой репетиции и до сих пор я все еще не до конца осознала, какое чудо на меня свалилось. Чтобы я, девочка из Лукоянова, попала в гремящий на весь мир коллектив? Он позволил мне увидеть не только всю Россию от Северодвинска до Сочи, но и весь мир. С хором я пела под куполом Рейхстага в Берлине, проплывая на пароме под Эйфелевой башней в Париже, в крупнейших соборах и замках Франции, Белоруссии, даже в самолете, на высоте 10 000 метров над землей по пути в Южную Африку! Хор подарил друзей на всю жизнь и столько историй, что внукам моим точно у бабушки скучно не будет. В общем, с 2013 года Хор для меня — исключительно с заглавной буквы.

Беседовала Алла ГОРШКОВА
Фото из личного архива А. Пархоменко


© 2020 Лукояновская правда
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru