Понедельник, 16 июля 2018 16 +   Подписка на обновления  RSS  Письмо редактору
Популярно
В ее руках две жизни
8:35, 13 апреля 2018

В ее руках две жизни


Завтра поздравления с юбилейным днем рождения будет принимать Капитолина Александровна КОБЛОВА — незаурядный человек, врач-гинеколог женской консультации, заслуженный врач РСФСР. Накануне знаменательной даты с ней побеседовала наш обозреватель Лариса СТЕШИНА.

— Капитолина Александровна, расскажите о своих корнях. Откуда Вы приехали в Лукоянов?

— Я родилась в большой торговой семье в селе Румстиха Горьковской области. Жила в Горьком, училась в тринадцатой школе. До определенного момента в нашем роду не было медиков, но сразу три правнучки моего прадеда, в том числе и я, стали заслуженными врачами.

У меня было четыре старших брата. Они очень любили меня и ласково называли Капочкой. Сейчас братьев уже нет в живых, но для их детей я по-прежнему Капочка.

Наша семья была религиозной. Помню, когда в войну объявляли воздушную тревогу, все бежали в бомбоубежище, но только не мама. Она брала меня в охапку и молилась. Остались живы, Бог нам помог.

Интересна судьба моего отца Александра Васильевича Носова. На Великую Отечественную войну он не попал по возрасту. Работал начальником склада по обеспечению госпиталей города Горького и всей области. Это был порядочный, честный человек. Руководство ценило его и, когда в 1942 году папа заболел воспалением легких, выделило ему редкий в то время пенициллин, чтобы он скорее поправился и вернулся к работе. К слову, отец прожил долгую жизнь и умер на сто четвертом году.

— В Горьком Вы были окружены любовью близких, наверняка имели перспективы карьерного роста, но уехали из областного центра в глубинку. Как так получилось?

— Из моего класса сразу пять человек поступили в мединститут, трое из них стали выдающимися врачами. Я училась в медицинском с большим желанием. Еще будучи студенткой, работала в пятой больнице, ассистировала знаменитому кардиохирургу Борису Алексеевичу Королеву. Мне прочили большое будущее.

На шестом курсе познакомилась с замечательным человеком, талантливым врачом Иваном Кобловым. Он твердо решил стать доктором еще в детстве, когда серьезно заболел и был спасен хорошими врачами. Мы встречались полгода, так сказать, формировали наши отношения.

Нас приглашали работать в больницы областного центра, но Иван Михайлович сказал, что мы должны служить людям и поедем в Лукоянов, хотя мои братья умоляли остаться. Я поехала за мужем, понимая, что нужна ему, нужна людям.

— Вы приехали как хирург, но место было занято. Тогда Вам предложили работать гинекологом.

— Поначалу в акушерстве многое было новым и неизвестным. Процесс моего обучения начался в морге с подробного изучения анатомии. И когда меня сейчас спрашивают, кто научил оперировать, с гордостью отвечаю — муж. Потом были различные курсы повышения квалификации, которые вели лучшие врачи в области гинекологии. Вообще, акушерство — сложная специализация, где надо постоянно совершенствоваться, читать специальную литературу, периодику. За время работы я не пропустила ни одного заседания акушерско-гинекологического общества. Не надо забывать, что акушерство — труд коллективный. Невозможна работа без терапевта, хирурга, неонатолога, эндокринолога, реаниматолога и, естественно, сплоченного, хорошо обученного коллектива средних медицинских работников. И мы с коллегами всегда понимали друг друга с одного взгляда, даже без слов.

Одновременно с нами в Лукоянов приехали такие замечательные врачи как Ословы, Крапивины, З. В. Грыжанова, В. Г. Рябова, Г. И. Храмова, В. А. Эрастов, И. В. Серебрякова. Мы были полны сил и желания трудиться. Встречались не только на работе, но и в праздники, дружили семьями. Отмечали свои победы, достижения, вели горячие дискуссии и обсуждения. И много учились.

Быть акушеркой, а в дальнейшем и заведовать акушерско- гинекологическим отделением — значит быть в строю двадцать четыре часа в сутки, всегда готовым к работе. Часто меня вызывали ночью на сложные роды. Когда ситуация позволяла, успевала переодеться, но зачастую прямо на ночную рубашку накидывала плащ, обувала на босую ногу сапоги и бежала в родильное отделение. Хорошо, что живу рядом.

— Новое здание роддома было построено в конце восьмидесятых годов. А где он располагался до этого?

— Первоначально, когда мы приехали в Лукоянов в 1964 году, он занимал нынешнее здание медучилища. Там было всего две палаты. А женская консультация вообще находилась в деревянной избушке. В 1965 году службу перенесли во вновь построенный корпус городской больницы, где роддому досталась половина первого этажа. Из-за того, что родов было много, помещений не хватало.

В 1982 году мне выпала честь представлять Горьковскую область на пятом Всероссийском съезде акушеров-гинекологов в Челябинске. Основной его темой было совершенствование обслуживания тружениц села. Там же я увидела новое типовое родильное отделение больницы.

После возвращения со съезда мы активизировали работу выездных бригад по обслуживанию сельского населения. А еще у меня появилась мечта о новом роддоме, как в Челябинске. Доказать в министерстве здравоохранения необходимость такого корпуса Лукоянову оказалось крайне сложно. Но в итоге все удалось! После длительных переговоров планы строительства были утверждены. И в 1988 году новый роддом начал работать. В современных условиях осваивались передовые методики лечения. Так, у нас впервые была применена длительная искусственная вентиляция легких, благодаря чему при тяжелых родах мать и ребенок оставались живы. Рассказывая о своем опыте коллегам из других городов, я слышала слова удивления, что такое возможно в условиях провинциальной больницы. 25 лет роддом прослужил женщинам и детям.

— То есть лукояновские врачи старались не просто идти в ногу со временем, но и опережали коллег из других районов?

— В 1976 году меня направляли на Всероссийский съезд акушеров-гинекологов в Москву. В 1979-м, после очередных курсов повышения квалификации в Казани, я провела кесарево сечение в нижнем сегменте способом, значительно уменьшающим осложнения после операции. Деток стали терять меньше. Есть у меня и личное достижение: за пятьдесят четыре года работы с моего операционного стола не сняли ни одного трупа.

— Обычно врачи не принимают роды у близких людей. Вы придерживаетесь этого правила?

— Иногда обстоятельства выше нас. Моя дочь живет в Нижнем Новгороде и рожать планировала там же. Когда ее на день отпустили домой, они с зятем повезли меня в Лукоянов, несмотря на мои возражения. Рано утром следующего дня у дочери начались схватки. Пришлось экстренно везти в наш роддом. Внученька начала кричать, как только появилась головка. Очень редкий случай. Сейчас ей уже четырнадцать лет.

— Как Вам удавалось совмещать напряженный график профессиональной деятельности с выполнением обязанностей жены и мамы?

— Помогала няня, а потом у нас жили мои родители и мама мужа. Они брали на себя часть бытовых дел. В нашем большом доме всем было уютно, просторно. Если нет настроения — можно просто уйти в свою комнату, побыть в тишине. У нас часто бывали гости. Никогда не теряли связи с моими родными, однокурсниками, учителями. Я и сейчас нередко гощу в Нижнем Новгороде.

— В чем самая большая боль Вашей жизни?

— Это было двадцать четвертого апреля двадцать четыре года назад. Я проводила мужа на дежурство. В десять он мне позвонил, сказал, чтобы поставила чаю. Иван Михайлович пришел, мы почаевничали. Ушел в больницу, а потом его не стало… Вместе мы прожили тридцать счастливых лет. От непостижимого горя меня спасла церковь. Вместе с детьми мы стали посещать храм, совершать паломнические поездки. Но ни одного дня нет, чтобы мы не вспомнили о нем. Начинаешь какое-то дело, и приходит мысль: а как бы поступил наш папа?

— Вы были одним из инициаторов строительства храма в городе Лукоянове.

— Я подняла этот вопрос как депутат Земского собрания. Встречалась с митрополитом Нижегородским и Арзамасским Николаем. С божьей помощью храм был построен, а в 2010 году освящен патриархом Московским и всея Руси Кириллом. Немного раньше при лукояновском роддоме была открыта молельная комната, где роженицы могли помолиться и побеседовать с батюшкой. Собственно, вот в этом кабинете, где сейчас женская консультация, она и располагалась.

Истоки моей веры идут от предков. Как я уже упоминала, наша семья оставалась верующей даже в советское время, в годы гонений на церковь. Связь с Богом не прерывалась. В родовом доме в селе Румстиха Дальнеконстантиновского района у нас был большой иконостас. К сожалению, сейчас многие иконы утрачены. Я часто хожу на службу в церковь. У меня есть свой уголочек, где только я и Бог. А еще меня радует, что с каждым годом в храме становится все больше деток.

— Вы упомянули, что были депутатом, а ведь это большая общественная нагрузка.

— Для успешной работы нашей службы была необходима тесная связь с руководством района. С позиции депутата Городской Думы, Земского собрания было легче отстаивать интересы беременных женщин. Ставила перед чиновниками не только вопросы развития здравоохранения, но и воспитания подрастающего поколения. Выступала с лекциями перед учащимися и студентами. А еще 25 лет преподавала акушерство и гинекологию в Лукояновском медицинском училище.

— Назовите самое большое достижение, которым Вы можете гордиться?

— Когда удавалось отговорить женщину от аборта. У меня был такой случай. Я шла по улице с сумками. Вдруг останавливается автомобиль, и красивый молодой человек предлагает подвезти. Соглашаюсь, а он мне говорит: «Капитолина Александровна, вы ведь моя вторая мама. Спасибо Вам». Эти слова для меня много значат.

Есть у меня и упущения: не подружилась с компьютером и не села за руль автомобиля.

Уже в вестибюле женской консультации Капитолина Александровна сказала:

— А я все же счастливый человек. Всю жизнь шла на работу с радостью, а домой возвращалась в предвкушении встречи с самыми дорогими и любимыми.

Фото из личного архива К. А. КОБЛОВОЙ


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2018 Лукояновская правда
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru