Четверг, 2 апреля 2020 16 +   Подписка на обновления  Письмо редактору
«Придет время — они вернутся»
10:16, 21 февраля 2020

«Придет время — они вернутся»


В селе Пичингуши стоит дом, в котором когда-то жила Екатерина Федоровна Егорова с мужем Яковом Петровичем и шестеро их сыновей: Иван, Михаил, Василий, Федор, Дмитрий и Антон. Все они побывали на войне, не всем посчастливилось вернуться.

— Семья у нее была необычная, — говорит о бабушке Антонина Ивановна Истюкова. — Брат Дмитрий стал первым коммунистом в нашем селе, а еще учителем, особая по тем временам должность. Когда-то детей по избам прятали, а он ходил и уговаривал женщин, чтоб отдавали в школу. Екатерина Федоровна тоже была грамотная. С братом крепко дружила, хотя он всю жизнь в партии, а у нее — старинные «божественные» книги. Правда, перед смертью Дмитрий Федорович сестре сказал: мол, все-таки неправильно Ленин с религией поступил.

Екатерина Федоровна родила девятерых сыновей. Выросли шестеро, удались в мать и ее родню: смирные, интеллигентные, стремились учиться. И, на удивление, ни один не курил. Жили большой семьей в избе, где хозяйничала Екатерина Федоровна. Худенькая, спокойная, она никогда не повышала голос, но слушались ее беспрекословно.

— До обедни у нас за стол не садились — только когда бабушка из церкви придет, — вспоминает Антонина Ивановна. — А сколько она всего знала! Много читала, Библию помнила наизусть, от корки до корки. Лечила болезни, по вкусу могла отличить воду из разных колодцев. Когда у нас, детей, что-то случалось, мы бежали не к мамам, а к бабушке, и ее тоже звали мамой.

Уходили сыновья

Пятеро сыновей Екатерины Федоровны воевали с Германией, а Василий Яковлевич участвовал в Советско-финской. Он к тому времени окончил физико-математический факультет Саранского университета, стал учителем. Говорил: «Ну, мать, эта война короткая будет». Так и вышло, но Василий с нее не вернулся — погиб в Финляндии.

Во время Второй мировой умер Яков Петрович, а Екатерина Федоровна осталась провожать сыновей. Непоколебимая в своей вере, она не роптала, на судьбу не жаловалась. Когда в 1939-м в Красную армию призвали четвертого сына, Федора, попросила: «Женился бы. Есть девушка хорошая, дом за ней дают». Но Федор (совсем молодой, «ни учиться, ни жениться не успел») улыбнулся и ответил: «Сохраню голову на плечах — сам дом построю, а не вернусь, так и не нужен он».

Федор был трактористом, на службе стал танкистом. Войну встретил подготовленным солдатом, ефрейтором и водителем-механиком танка. Матери на него пришло извещение «Пропал без вести». Что может быть тяжелее, чем смерть родного человека? Только неопределенность, когда раз за разом рисуются в мыслях страшные сценарии. «Может, лежит где больной? Может, помощь нужна?» — горевала Екатерина Федоровна даже годы спустя. А когда младший сын Антон вернулся с фронта раненым, не выдержала: «Господи, да когда ж эта война закончится!»

После войны

Она закончилась. Четверо сыновей пришли домой. Иван получил звание старшего лейтенанта, а в мирное время работал на малой родине бухгалтером. Михаил вернулся сержантом, был председателем колхоза, директором школы. Дмитрий до войны закончил Лукояновское педучилище, после — университет имени Лобачевского. Он стал доктором физико-математических наук, полковником. Жил в Москве, а где работал, до сих пор толком неизвестно: на оборонном производстве сохранялась секретность.

Младший Антон после войны учился в Горьком. Ночами подрабатывал, разгружая вагоны, и сорвал спину. Дома Екатерина Федоровна его лечила, а с собой давала наготовленные загодя сухари — после войны есть было нечего. Антон Яковлевич закончил Горьковский инженерно-строительный университет, работал на строительстве Байконура.

Екатерина Федоровна жила в своем доме в Пичингушах, помогала детям, растила внуков. Верила, что если у кого не задалось дело — тот просто забыл помолиться, и никогда ни с кем не ругалась, не встревала в чужие склоки. Хотя однажды, когда при ней затеяли ссору, не сдержалась: «Женщины, да лишь бы только не было войны!» Она часто навещала уехавших детей, пусть большие города и не любила. Как-то побывала на церемонии, где вручали награду Дмитрию Яковлевичу.

— Рассказывала потом моей матери: «Сидела я, Зина, меж двух генералов», — улыбается Антонина Ивановна. — «Иван дал в гостинец сало, так знаешь, как они хвалили это сало? Все-таки Иван у нас лучше всех живет».

Карточки на стене

По деревенскому обычаю в доме у Екатерины Федоровны висело множество фотографий, в том числе не вернувшихся с фронтов сыновей. Глядя на них, она иногда приговаривала: «Где же вы, как же вы?» На Василия домой пришло извещение, но где он похоронен — не сообщалось. Федора семья считала погибшим под Сталинградом.

— Бабушка помнила все даты. Годины дяди Василия и дяди Федора она знать не могла, устраивала поминки в их дни рождения. Долго молилась, и в эти дни все домочадцы молились вместе с ней. У нас даже были специальные ложки для поминок, деревянные.

Екатерина Федоровна прожила 83 года. Никогда не болела, до последнего хозяйничала, пекла пироги. «Вы не заметите, как я умру», — предсказывала домашним. Так и вышло: умерла она легко и тихо, как, говорят, умирают праведники.

На похороны собралось все село — семья уважаемая, да еще интересно было пичингушцам посмотреть на Дмитрия: большой человек стал, ученый, в Москве живет, всегда в шляпе ходит! Завидев сельчан, Дмитрий вместо приветствия снял шляпу и земно, в пояс поклонился им. Только после этого вошел в дом. Там увидел, что в гробу его мать лежит обутая в простые деревенские лапти. Он поднял глаза на Ивана, но тот лишь руками развел: «Сама так велела!» Дмитрий вновь посмотрел на мать и, помолчав, тихо сказал: «Какая же она была умная…»

Это было в 1968 году. А минувшей осенью на воинском захоронении в деревне Аксинькино состоялось открытие памятника ефрейтору Федору Яковлевичу Егорову — механику-водителю танка, погибшему у деревни Лебедево во время рейда 21-й танковой бригады на Калинин 17 октября 1941 года.

«Помним, гордимся. Твои родные»

На открытие памятника приехал внук Ивана Яковлевича Сергей Драгунов, полковник запаса воздушно-десантных войск, участник Афганской войны. На братском захоронении он встретился с главой администрации Бурашевского сельского поселения Тверской области Сергеем Румянцевым. Они говорили о тяжелых боях за Калинин, о подвиге советских танкистов при наступлении.

Сергей Драгунов возлагает цветы к памятнику ефрейтору Егорову

— После боя местные похоронили Федора вместе с другими военнослужащими бригады у деревни Лебедево, — рассказал Сергей Владимирович Драгунов. — После пятьдесят третьего года небольшие захоронения переносили в братскую могилу у деревни Аксинькино. У четверых погибших были солдатские медальоны, но, к сожалению, работу по увековечиванию не провели. Имена не внесли в общий список захоронения, на надгробных плитах информация также отсутствовала. Так и получилось, что весть об обнаружении останков ефрейтора Федора Яковлевича Егорова не дошла ни до военкомата по месту призыва, ни до родственников. Если б только Екатерина Федоровна знала… Обязательно приехала бы навестить сына.

Инициативные, неравнодушные люди занимаются установлением личностей погибших солдат. В поисках Федора Егорова решающую роль сыграл руководитель минской поисковой группы «Батьковщина» Александр Дударенок: в архивах от 1953-го обнаружил протокол перезахоронения на основании солдатских медальонов, данных из которых не было на плитах братской могилы. Поиск родных, работу с военкоматом и администрацией взяла на себя активный поисковик Ирина Кокуркина из Тверской области. Дело осложнялось тем, что село Пичингуши в период войны относилось к Большемаресьевскому району, которого ныне не существует. Но в итоге с помощью односельчанина Алексея Николаевича Ефремова родные обо всем узнали.

В августе прошлого года пятеро внучек и семеро правнуков Екатерины Федоровны собрались в ее доме в Пичингушах. Они решили установить Федору Яковлевичу персональный памятник на захоронении. Сергей Румянцев поддержал идею и оказал необходимую помощь, за что родственники погибшего солдата ему очень признательны. По мнению Сергея Александровича, установка персональных памятников — хорошее начинание. Так навещающие захоронение люди смогут не только прочесть фамилии на обелиске, но и увидеть мужественные лица молодых людей, у которых впереди была вся жизнь, но они отдали ее за свою Родину.

В сентябре приступили к изготовлению памятника, а 17 октября, в день начала рейда и день гибели военнослужащих 21-й танковой бригады, памятник был установлен. На нем фото, которое Федор успел прислать домой в марте 41-го. Фото, на котором ему 22 года.

…Разглядывая карточки на стене своего дома, Екатерина Федоровна иногда говорила: «Придет время — все они вернутся». Может, утешала так измученное неведением материнское сердце, а может, ей дано было знать: пройдут годы, и Федор найдется.

Пусть через годы, но они возвращаются.

На верхнем снимке: Федор Яковлевич Егоров.

Алла ГОРШКОВА
Фото из семейного архива


© 2020 Лукояновская правда
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru