Воскресенье, 15 декабря 2019 16 +   Подписка на обновления  Письмо редактору
Воскресенье, 15 декабря 2019 16 +   Подписка на обновления  Письмо редактору
Популярно
Забвению не подлежит
8:42, 22 ноября 2019

Забвению не подлежит


Владимира Александровича Ускова о лукояновцах, сражавшихся на фронтах Первой мировой войны и награжденных Георгиевскими крестами — высшей боевой наградой Российской империи. Среди них четверо полных георгиевских кавалеров. Это Михаил Никитич Ларшутин и Николай Васильевич Епишин из Лукоянова, атингеевец Яков Константинович Гостюшев и уроженец села Большое Маресьево Иван Иванович Данилов.

О подвигах М. Н. Ларшутина впервые писал еще краевед М. Н. Бутусов, рассказывала о нем и «Лукояновская правда». Имя героя увековечено на мемориальной доске, установленной на здании детской школы искусств. Но теперь, благодаря усилиям В. А. Ускова, известно, что это не единственный наш земляк, удостоенный Георгиевских крестов всех четырех степеней. Вот какую информацию о них удалось собрать.

Яков Константинович ГОСТЮШЕВ — уроженец с. Атингеева, ефрейтор 16-й роты 38-го пехотного Тобольского полка. Георгиевским крестом четвертой степени награжден «за то, что в бою 18 февраля 1915 года у дер. Липники во время атаки под сильным ружейным и пулеметным огнем противника смело бросился вперед с криком «Ура!», примером личной храбрости ободрил товарищей и увлек их за собой». Произведен в старшие унтер-офицеры. Георгиевским крестом третьей степени отмечен «за отличие в бою 7 июля 1915 года у деревни Добрый Ляс». Произведен в фельдфебели. 28 марта 1916 года награжден крестом второй степени «от Имени Государя Императора, Его Императорским Высочеством Великим Князем Георгием Михайловичем за отличие в боях с 5 по 8 марта 1916 года». Наконец, первая степень присвоена Якову Гостюшеву 18 ноября 1916 года «по Высочайшему повелению Его Императорского Высочества Великим Князем Георгием Михайловичем за боевые отличия в делах против неприятеля». Также он удостоился Георгиевских медалей третьей и четвертой степени.

Иван Иванович ДАНИЛОВ — уроженец с. Большое Маресьево, старший унтер-офицер 1-й роты 38-го пехотного Тобольского полка. Георгиевский крест четвертой степени получил «за то, что в бою 16 февраля 1915 года при обороне деревни Круши, командуя взводом, отбил неприятельскую атаку силой более роты». Крестом третьей степени отмечен «за то, что, командуя взводом и находясь в отдельной заставе, удержал эту позицию и отбил противника не менее роты». Обстоятельства получения второй степени неизвестны, а первой степени Иван Иванович удостоился 29 августа 1915 года «от Имени Государя Императора, Его Императорским Высочеством Великим Князем Георгием Михайловичем». Отличия не установлены. Помимо этого, наш земляк был кавалером Георгиевской медали четвертой степени. Приказом Главнокомандующего Западным фронтом от 3 февраля 1916 года произведен в прапорщики за боевые отличия. Был ранен осколками снаряда в обе ноги на южном берегу озера Нарочь 17 марта 1916-го. Поступил в Нижегородский дворцовый лазарет 17 мая того же года.

Николай Васильевич ЕПИШИН — уроженец г. Лукоянова, старший унтер-офицер 14-й роты 38-го пехотного Тобольского полка. Обстоятельства награждения Георгиевским крестом четвертой степени не установлены. Третья степень присвоена ему «за то, что во время боя, командуя взводом на передовом пункте, удержал его за собой, отбив противника силой не менее роты». Подпрапорщик 16-й роты. Крестом второй степени награжден «за то, что в бою 6 июля 1915 года у деревни Добрый Ляс, находясь с взводом впереди окопов в отдельной заставе, заметил, что немецкие цепи обходят левый фланг роты, бросился в атаку и отбросил их силой не менее роты». Подпрапорщик 10-й роты. Награду первой степени получил «за отличие в бою 14 сентября 1915 года у форта Осташково, когда за выбытием из строя офицера принял командование полуротой, восстановил в ней порядок, проявив храбрость и мужество, выбил противника из окопа». Произведен в прапорщики. Убит у деревни Колодино 5 марта 1916 года. Погребен там же.

Михаил Никитич ЛАРШУТИН (1890-?) — уроженец г. Лукоянова, старший унтер-офицер 162-го пехотного Ахалцыхского полка. Георгиевским крестом четвертой степени награжден «за то, что 15 августа 1914 года в бою при деревне Неджвица Мала, будучи командиром взвода, заставил замолчать неприятельский пулемет». 10 февраля 1915 года произведен в подпрапорщики, а 1 апреля переведен в Финляндский строевой полк. Третьей степени удостоился «за то, что в бою 13 мая 1915 года, командуя взводом, при штыковой схватке личным мужеством и храбростью ободрил своих товарищей, чем способствовал успеху контратаки». Переведен по службе в 9-ю роту 67-го пехотного Тарутинского полка 29 июля 1915 года. Награду второй степени получил «за то, что 17 июня 1915 года при штыковой схватке личным мужеством и храбростью содействовал успеху атаки и занятию позиции противника». Крестом первой степени отмечен 5 ноября 1915 года «от Имени Государя Императора, Его Императорским Высочеством Великим Князем Георгием Михайловичем за отличия в октябре 1915 года». Также Михаил Никитич награжден Георгиевской медалью четвертой степени. Произведен в прапорщики «за боевые отличия» приказом Главнокомандующего армиями Северного фронта от 24 декабря 1915 года.

К сожалению, до сегодняшнего дня нам не удалось разыскать прямых потомков героев. Известно, что у Михаила Ларшутина был младший брат, его семья проживала в Лукоянове. В настоящее время в городе остался внучатый племянник. Сам Михаил Никитич был призван в армию неженатым, и его судьба после 1917 года покрыта тайной. Можно только констатировать тот факт, что офицеры и младшие командиры воинских подразделений, в одном из которых воевал Ларшутин, после Октябрьской революции в основном перешли под командование генерала Юденича. Его войска в годы Гражданской войны вели боевые действия на петроградском направлении.

О родных Н. В. Епишина пока ничего не удалось узнать. До революции 1917 года в Лукоянове проживало несколько семей с такой фамилией. Самая известная — семья купца Ивана Мироновича Епишина. Им когда-то принадлежало здание старой милиции на углу улиц Коммуны и Коммунистической.

Внимательный читатель наверняка заметил, что трое наших героев получили боевые ордена за подвиги, совершенные у небольшой польской деревни Добрый Ляс. Чтобы понять степень жестокости и трагизма войны, приведем лишь отдельный эпизод боевых действий в той местности летом 1915 года.

Как известно, в августе 1914 года русские войска начали успешные боевые действия на территории Польши и Восточной Пруссии, которые в то время входили в состав Российской империи. В районе Мазурских озер две русские армии разгромили немецкие дивизии и могли свободно наступать на запад. Но неразбериха в штабах наших армий привела к тому, что немцы перегруппировали свои войска и осенью окружили русские армии. Только благодаря героизму и мужеству солдат и офицеров часть войск сумела выйти к своим позициям. Но десятки тысяч русских солдат погибли в этой страшной мясорубке.

Отступление русской армии в 1915 году продолжалось с мая по сентябрь и вошло в историю под названием «Великое». Великим в событиях тех дней действительно было почти все. В том числе масштаб военной операции, печальным итогом которой для Российской империи стали огромные человеческие и территориальные потери. Надо отдать должное нашим командирам армий, которые сумели в короткие сроки эвакуировать множество предприятий и учреждений, а также население с потерянных территорий. И, конечно, героизму тысяч русских солдат, ценой своих жизней спасших большую часть отступающей армии от окружения и разгрома.

Отступление русских армий из западной части «польского выступа» шло весь июль и август. Отход на восток был организован на хорошем уровне: ни одно крупное армейское подразделение не было обойдено немцами, ни одна дивизия не попала в окружение. С тяжелыми боями русские войска вначале отступили на линию Ивангород — Люблин — Холм. Здесь немцев несколько задержали фронтальными контратаками, обеспечивая необходимое время на вывоз материальных ценностей из Варшавы.

Летом 1915 года была проведена 2-я Праснышская операция, проходившая в сложнейших для русских войск условиях. По замыслу германского командования планировалось окружить группировку противника в центральных районах Польши с тем, чтобы открыть дорогу в центральные районы России. По воспоминаниям очевидцев тяжелых боев, немецкие войска, превосходившие русских в разы, проводили атаки почти без передышки.

Российское главнокомандование, принимая во внимание огромные потери, недостаток винтовок и боеприпасов, приняло на совещании в Холме 17 июня решение временно сконцентрироваться на обороне, чтобы в дальнейшем перейти в контрнаступление. Русские войска так организовали свой отход, что заставили противника каждый рубеж брать с использованием массированных артобстрелов и кавалерии. Некоторые укрепленные районы переходили из рук в руки несколько раз.

При этом наши солдаты использовали для отражения врага штыковые атаки. Одну из них современники назвали «атакой мертвецов». Немцы на протяжении нескольких месяцев всеми способами пытались взять крепость Осовец. Казалось, что русские воины, окруженные в бастионе, голодные, без достаточного количества боеприпасов, должны были сдаться. Однако вместо этого из-под руин крепости вырвались сотни солдат и пошли в штыковую атаку. Это был отчаянный шаг, но он привел к тому, что немцы на некоторое время отказались от плана наступления.

В гуще событий находился Тобольский полк, который в июне 1915 года вместе с другими частями перешел в состав 12-й армии генерала от инфантерии А. Е. Чурина. До августа им командовал полковник Буров, а затем — полковник Евгений Евграфович Вагин. Тобольский полк был расположен в Нижнем Новгороде. Здесь происходило его пополнение новобранцами, в том числе лукояновцами. После короткого пребывания в Нижнем они отправлялись в действующую армию.

В июне 1915 года 38-й Тобольский пехотный полк занял оборону возле деревень Круша и Серафин. Это в той же части оборонительных рубежей, что и деревня Добрый Ляс. 2 июля немцы прорвали оборону русских войск, и полк под угрозой окружения начал отступление. 6 июля наши подразделения переправились через реку Нарев и заняли позиции на ее левом берегу. 23-27 июля они подвергались непрерывным атакам немцев. За эти дни полк потерял убитыми четырех офицеров и 1 300 солдат. Остатки полка временно влились в 94-й пехотный Енисейский полк, а 1 августа зачислены в резерв отряда генерала Д. Н. Надежного. Позже полк принял пополнение в деревне Тыкоцин, был переведен в 10-ю армию и срочно переброшен по железной дороге к городу Белосток. В дальнейшем находился в составе Западного и Юго-Западного фронтов, участвовал в Брусиловском прорыве.

Послесловие

Эта публикация появилась при активном участии В. А. Ускова, который самостоятельно ведет поиск информации о ратных свершениях земляков. Во многом благодаря ему 14 сентября в Починках был открыт памятник участникам Первой мировой войны. Безусловно, это большое и нужное дело, достойный пример сохранения исторической памяти.

На снимке: вот что осталось от деревни Добрый Ляс после артиллерийского обстрела немецких войск и обороны этого местечка русскими войсками.

Владимир КОМИССАРОВ
В статье использованы материалы открытых интернет-ресурсов

От редакции

Уважаемые читатели!

Если у вас есть сведения о героях этого материала или других лукояновцах, сражавшихся на фронтах Первой мировой войны, просим поделиться ими с нашими краеведами. Обращайтесь в редакцию лично или по телефонам: 4-48-21, 4-48-24.


© 2019 Лукояновская правда
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru