Четверг, 13 августа 2020 16 +   Подписка на обновления  Письмо редактору
Из архитекторов в священнослужители
8:30, 24 июля 2020

Из архитекторов в священнослужители


22 июля исполнилось 150 лет со дня рождения Петра Петровича Покрышкина — академика архитектуры, основоположника научной реставрации памятников культовой архитектуры, сотрудника Императорской археологической комиссии. В последние годы жизни он был протоиереем Лукояновского Тихоновского женского монастыря и похоронен в нашем городе.

Путь в науку

Петр Покрышкин родился в 1870 году в Иркутске в семье врача. В родном городе он окончил техническое училище, а высшее образование по специальности архитектора-художника получил на архитектурном отделении Высшего художественного училища при Санкт-Петербургской академии художеств. Основным направлением его научной деятельности было изучение средневековой культовой архитектуры.

В составе научных экспедиций, изучавших архитектуру православных церквей, он объездил всю Россию, а также Болгарию, Македонию, Сербию. Результатом этих поездок стали чертежи, рисунки и фотоснимки более чем 600 храмов, из которых были составлены десятки альбомов, переданных в Академию художеств. Работая над этими альбомами, Покрышкин, во-первых, старался сохранить для россиян память о возвышенной красоте православных храмов и их создателях, во-вторых, оказывал содействие в их реставрации.

В 1909 году за научные исследования Петр Покрышкин был удостоен звания академика архитектуры, представлен к чину действительного статского советника и награжден орденом Святой Анны II степени. Во время революции он возглавил отдел монументального зодчества Российской археологической комиссии, которая занималась обследованием храмов на предмет их сохранения и реставрации. В Новгороде по его инициативе открылась живописно-реставрационная мастерская с целью спасения древних фресок и икон.

Однако новая власть с самого начала заняла богоборческие позиции. Отдел по реставрации памятников культуры был ликвидирован. В стране начались гонения на религию. В считанные годы Россия из страны православной, где с любовью и уважением относились к церкви, вдруг превратилась в страну, где быть православным стало стыдно и позорно, где безжалостно и по-варварски уничтожались храмы и монастыри, где унижали и репрессировали священников и преследовали верующих людей.

Новое служение

Для П. П. Покрышкина, человека истово верующего, такая политика была сильнейшим потрясением и личной трагедией. Ведь разрушалось все, сохранению чего он отдавал силы, знания и чему посвятил свою жизнь. В этих условиях Петр Петрович не считал возможным какое-либо сотрудничество с новой властью. В 1919 году он отказался от чтения лекций по истории архитектуры в Академии художеств, в 1920-м навсегда уехал из Петрограда.

Именно в это время П. П. Покрышкин принял решение посвятить остаток жизни служению Богу и спасению душ человеческих, став священником. Этот выбор был неслучайным, ведь он вырос в очень религиозной семье, его сестра была монахиней Лукояновского Тихоновского женского монастыря. Здесь и начал свое новое служение Петр Петрович.

Сначала, чтобы лучше изучить богослужебный устав, он стал певцом на клиросе, затем псаломщиком, диаконом, а 6 июля 1920 года по благословению святейшего патриарха Тихона был рукоположен в сан священника. О нем сохранилась память как о подвижнике веры Христовой, великом молитвеннике и бессребренике. Это был очень добрый и скромный человек, который сразу расположил к себе сердца молящихся. За каждой службой Петр произносил проповеди, которые сочинял сам. Слушать их приходили не только жители Лукоянова, но и окрестных сел.

Его подвижничество продолжалось также за пределами храма. У себя дома Петр Петрович ежедневно читал крестьянам Священное писание, вел с ними духовно-нравственные беседы. По благословению епископа Лукояновского Поликарпа (Тихонравова) он состоял секретарем местного миссионерского Братства «Святого креста». Несмотря на запрет преподавания Закона Божия в школах, отец Петр проводил занятия для детей железнодорожных служащих у себя на квартире.

Непрерывные труды подрывали его физическое здоровье. В 1921 году он официально отказался от звания академика и тогда же был представлен к званию протоиерея.

Лукояновские атеисты были недовольны растущим авторитетом отца Петра. Желая развенчать его в глазах верующих, они вызвали священнослужителя на диспут, который состоялся в летнем театре. Это помещение не отапливалось. После многочасового выступления с непокрытой головой отец Петр простудился. Потом заболел еще и оспой в тяжелой форме. Ослабленный непрерывными трудами организм в тот раз все же справился с болезнью.

Прощание с пастырем

После выздоровления отец Петр снова принялся за исполнение своего пастырского долга. Он шел ко всем, кто нуждался в его помощи и утешении. Однажды его пригласили к больному сыпным тифом, и он заразился. Болел тяжело и долго, но не роптал, а усердно молился. 18 февраля 1922 года отец Петр, чувствуя приближение смерти, сам два раза пропел о себе вечную память. «А остальное, — молвил он, — за меня окончит диакон». После этого глубоко вздохнул и сказал окружающим: «Вот теперь я умираю». Это были его последние слова.

В Нижегородское епархиальное управление о смерти Петра Петровича Покрышкина сообщил епископ Лукояновский Поликарп: «Великое горе посетило нас и святую обитель Святителя Тихона. В половине двенадцатого часа ночи с 5 на 6 февраля (по старому стилю) скончался от сыпного тифа наш бесценный отец протоиерей П. П. Покрышкин. Страдал он 21 день».

Торжественное отпевание усопшего возглавил владыка Поликарп. Современник вспоминает: «Плач и рыдания заглушали пение хора монахинь и голоса священнослужителей». Проститься с пастырем пришли крестьяне из окружающих сел, а многие горожане ради этого в будний день не пошли на работу. Под звон колоколов гроб с телом П. П. Покрышкина был обнесен вокруг главного храма монастыря и на руках перенесен на монастырское кладбище. Все затраты на прощание с покойным взяли на себя лукояновские железнодорожники.

К сожалению, сегодня мы не знаем, где покоится прах академика и протоиерея П. П. Покрышкина, так как на плане монастыря от 1924 года место кладбища не обозначено. По обычаю оно должно находиться около храма, а храмов на территории монастыря было два, и оба они разрушены. Сейчас на месте трехпрестольного собора расположены сады горожан и жилые дома. Так что точного места захоронения мы, наверное, не узнаем никогда.

По материалам альманаха «Край наш Лукояновский. Выпуск 4. Они прославили Лукояновский край»


© 2020 Лукояновская правда
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru