Суббота, 4 июля 2020 16 +   Подписка на обновления  Письмо редактору
Улица Красная площадь, 17
8:34, 06 февраля 2020

Улица Красная площадь, 17


По этому адресу в Лукоянове когда-то проживал будущий известный архитектор

У всех, кто воевал на фронтах Великой Отечественной, пережил оккупацию, трудился в тылу, был свой путь к Победе, но каждый, несомненно, внес бесценный вклад в общее дело борьбы с захватчиками. Особую миссию выполнили и те, кто уже в мирное время увековечил мужество и несгибаемость советских людей в схватке со смертью, в битве за жизнь и свободу. В их числе один из авторов мемориального ансамбля «Хатынь» в Беларуси Юрий Михайлович Градов. Как оказалось, его многое связывает с нашим городом.

В работе журналиста порой случаются неожиданные открытия. Только представьте, каким большим сюрпризом стала для меня информация о пребывании Градова в Лукоянове! Но обо всем по порядку.

В редакции арзамасской газеты получила задание написать заметку к 85-летию заслуженного врача Александра Андреевича Мирзонова, долгое время возглавлявшего здравоохранение Арзамаса и Арзамасского района. Выяснилось, что мы земляки: он тоже из Лукоянова, жил на улице Пушкина. В разговоре мой собеседник вспомнил своих одноклассников. Среди них Юра Градов — сын военного, который приехал в наш город во время войны, здесь учился в школе. Их классным руководителем была Клавдия Ивановна Бурова. Судьба снова свела бывших однокашников в 80-е годы прошлого столетия. Александр Мирзонов приезжал на врачебную конференцию в Минск, а Юрий Градов на тот момент уже много лет жил в Белоруссии, был известным архитектором.

— Вот наша школа № 1, это я, это Юра. А тут он в «Победе»… Здесь мы вместе в Хатыни, — листая фотоальбом, рассказал Александр Андреевич. — К сожалению, наши пути с тех пор разошлись. У меня записан его телефон, но номер, наверное, давно сменился.

От Мирзоновых вышла потрясенной и с твердым намерением побольше узнать о лукояновском этапе жизни архитектора Градова, желательно из первых уст. В поисках информации отправилась в Интернет. Всемирная сеть выдала подробную биографию Юрия Михайловича — ни слова про Лукоянов. Сколько ни спрашивала о нем местных жителей — ничего. Обратилась за помощью к главе администрации города Николаю Васильевичу Марушкину. Пока ждала результатов, нашла зацепку — в одном из интервью архитектор рассказывал о работе в Белорусском государственном университете. Сотрудники вуза любезно согласились помочь связаться с ним. Но спустя несколько часов Юрий Михайлович сам позвонил мне, удивленный, что его разыскивают из далекого города, в том числе по просьбе Н. В. Марушкина.

В телефонных разговорах Ю. М. Градов охотно поделился воспоминаниями о Лукоянове, прислал несколько снимков. Среди них фото с изображением дома Градовых в нашем городе по адресу: улица Красная площадь, 17. Этот адрес навсегда врезался ему в память. Именно на него писал с фронта отец. И именно он дал название персональной выставке архитектора. По всей видимости, тот дом стоял неподалеку от современного здания налоговой, напротив парка, но до наших дней не сохранился. По словам Юрия Михайловича, в годы его детства там были деревянные тротуары, на них он играл с мальчишками.

Кстати, в архивах школы № 1 при содействии директора Эдуарда Александровича Салина нашли классный журнал за 1950 год, где среди прочих значится фамилия ученика Градова. К этому мы еще вернемся в следующей публикации.

Юрий Михайлович родился в 1934 году в Череповце Вологодской области. В 1958 году окончил Московский архитектурный институт, а в 1960-м переехал в Минск, навсегда связав с белорусской столицей свой жизненный и творческий путь. С той поры и по 1994 год Градов работал в институте «Минскпроект», став автором многих известных архитектурных объектов. В тандеме с другими именитыми архитекторами занимался созданием мемориалов военной тематики, таких как «Хатынь», «Прорыв», «Катюша», «Проклятье фашизму».

Над архитектурно-скульптурным ансамблем «Хатынь» Градов трудился вместе с архитекторами Валентином Занковичем и Леонидом Левиным, скульптором Сергеем Селихановым. Мемориал был открыт 5 июля 1969 года и стал местом всенародного поклонения. Именно за эту работу Юрий Михайлович в 1970 году получил Ленинскую премию в области архитектуры.

Юрий Градов вписал яркую страницу в архитектурную летопись Беларуси. О своей работе он говорит так: «Сто грибников могут пройти по одной тропе, и лишь сто первый увидит белый гриб. Пожалуй, и в профессии главное — это умение видеть, а значит — умение мыслить. В умении видеть невидимое сокрыто самое сокровенное — тайна рождения таланта, тайна рождения талантливой идеи».

*     *     *

После выхода статьи в редакцию стали поступать отклики — многие помнят Юру Градова. Борис Сергеевич Громилов принес фото уже повзрослевших ребят того самого 9 «а» класса, в котором учился будущий архитектор. Все эти снимки мы, безусловно, отошлем в Беларусь. А сегодня на страницах газеты Юрий Михайлович делится воспоминаниями о детских и юношеских годах своей жизни в Лукоянове.

Детство и малая родина

«Череповец Вологодской области — город с богатой историей на красивой судоходной реке Шексна. Здесь я появился на свет 29 июня 1934 года.

Сегодня реконструирована главная достопримечательность города — улица Советская с домом-музеем, в котором родился художник-баталист Василий Верещагин. А на номерных знаках домов осталось и прежнее название улицы — Воскресенская. На мой взгляд, это хороший пример, как без особых затрат сохранить историческую память.

Война застала нас в Пскове, где моя семья жила в деревянном доме с садом. Там у соседки была коза, и я каждое утро выпивал кружку парного молока. Город стали бомбить уже на третий день войны. Помню, как рядом с нашим домом поймали диверсанта… с гитарой и в лаптях. Отец вскоре ушел на фронт, а нас спешно эвакуировали на битком набитом «пятьсот веселом» (дополнительный поезд — прим. ред.) составе, который бомбили по дороге.

Запомнился эпизод в Чкаловске. Хозяйка, чтобы нас накормить, впервые в жизни отрубила голову курице, а та вырвалась и убежала. Без головы.

И вот Лукоянов. Город, который нас приютил и тоже стал моей малой родиной.

Поначалу нас разместили в школе, где мы однажды угорели и нас на снегу приводили в чувства. Мама устроилась на работу бухгалтером в колхоз, и я носил своему двоюродному брату Валерику пол-литра молока, а по дороге прикладывал язык к горлышку бутылки. Отец Валерика был летчиком, он погиб в первый день войны.

Эвакуированные в Лукоянов

«Красная площадь, 17» — это адрес дома, в который поселили нашу семью в Лукоянове. Довольно популярное название в исторических городах России. Красная — значит красивая.

Наша половина дома выходила во двор, а со стороны улицы жили два будущих академика — Гера и Витя Куманевы. При входе — высокое крыльцо, под которым обитали наши куры. Запомнились очень важная красавица-«хохлатка», которая несла яйца «с горошину», сени, где стояла бочка соленой капусты, а в доме — русская чудо-печь. Незабываем аромат и вкус всего, что в ней готовилось. Особенно вкусны были «конфеты» из вяленой красной свеклы, топленое молоко в чугунке с шоколадной пенкой… Печурки, в которых сушились мокрые рукавицы, и, конечно, шустрая семья тараканов под печкой.

К сожалению, цивилизация вручила нам микроволновку, а русскую печь отобрала. Как память о детстве, у меня собралась небольшая коллекция: самовары, утюги, кочерги, ухваты, деревянные бухгалтерские счеты.

Пожарный пруд

В центре пруда — бочка. С нее мы ныряли вниз головой. Однажды все, кто купался, заболели и слегли с высокой температурой. Выяснилось, что виной тому водяные крысы. Когда же стали чистить пруд, обнаружили рядом с бочкой металлический штырь. Повезло, что никто на него не «нашампурился».

Альтернативой пожарному пруду было деревенское озеро. Поскольку я не умел плавать, «богатыри» Саша Мирзонов и Руфа Волков предложили — держись за наши плечи, а мы перевезем тебя на другой берег. И вот на середине озера ребята выдохлись. Я знал, что цепляться и паниковать нельзя. Передохнув, ребята с трудом дотянули меня до берега.

Мои университеты

В школе № 1 мне довелось учиться с первого по четвертый класс (1942-1946 годы) и еще в восьмом и девятом классах.

Александр Мирзонов и Юрий Градов в юности в Лукоянове

Зимой уроки учили на коньках. Их крепили веревками на валенки. Скользили вниз — к Базарной площади. А еще катались на ледянках. Это намазанная коровьим навозом свежестроганная доска, покрытая ледяной коркой. И вот команда из пяти-шести пацанов паровозиком неслась с горки вниз. Однажды налетели на женщину с коромыслом, и нас окатило водой из двух ведер. Домой явились «сосульками». Весной на тротуарах устраивали обманки, а летом играли в «чижика».

Моему правнуку 1 января исполнилось четыре года. Сейчас множество развлекательных центров, а родители Глебушки попросили меня купить в подарок устройство для лепки снежков. Мне думается, что наши игры в детстве были куда интереснее: снежки лепили руками — и ничего, летали не хуже.

Друзья-однокашники

С Сашей Мирзоновым мы встретились в Минске, когда он приезжал на врачебную конференцию. А лет десять назад из Эстонии объявилась наша одноклассница — Вера Фадеева. Мы договорились встретиться в вестибюле музея Отечественной войны. Жду-жду, а ее все нет. Наконец, решил подойти к женщине, которая тоже кого-то ждала. Оказалось — это наша Вера.

Всегда с особой теплотой вспоминаю нашу школу, наш дружный класс. Хочу пожелать юной и пытливой молодежи счастливого будущего! Год памяти и славы — это и время перемен, время молодых — ваше время!

И в заключение

В мире нет ничего случайного. Думаю, не случайно Лукоянов и Глубокое в Витебской области Беларуси стали городами-побратимами. Мой отец в войну освобождал Минск, и именно здесь я живу и работаю.

До новых встреч, Юрий Градов»

«Война и мир» Юрия Градова

Эта тема, которой пронизано все творчество архитектора. Он один из тех, кто знает войну, как говорится, «в лицо», а потому так остро ощущает ценность мира. Как было сказано выше, Псков, где жил Юрий в детстве, бомбили уже на третий день войны, и мальчишка навсегда запомнил вой падающих снарядов. Немало правды слышал от отца, который воевал в Белоруссии в 1944-м, освобождал ее столицу.

В Минске сам Юрий Михайлович впервые оказался проездом в 1960 году. Отработав два года в Киргизии, выпускник Московского архитектурного института задумался о смене места жительства. Одним из подходящих вариантов считал Киев, но был пленен красотой белорусской земли. Устроился на работу в «Минскпроект», где и познакомился с архитекторами Леонидом Левиным и Валентином Занковичем.

Не пересчитать, сколько всего спроектировал за жизнь заслуженный архитектор и профессор Международной академии архитектуры Юрий Градов! Фамилия будто говорит сама за себя. Это как намек Бога на дарованный талант. Хотя, по словам Юрия Михайловича, эту звучную фамилию придумали работники детского дома для его дедушки.

Мемориальный комплекс «Прорыв» находится в семи километрах на запад от городского поселка Ушачи, между деревнями Паперино, Двор-Плино и Новое Село. Создан в 1974 году скульптором А. А. Аникейчиком, архитекторами Ю. М. Градовым и Л. М. Левиным.

На этом месте во время Великой Отечественной войны партизанским отрядам во главе с будущим Героем Советского Союза В. Е. Лобанком удалось прорвать блокаду и сражаться с карательными отрядами до подхода частей Красной Армии. В начале дороги, которая ведет к мемориалу, на железобетонном подиуме установлена бронзовая плита с такими словами: «Их было 17 185 против 60 тысяч. Мужество народа победило. Смерть стала бессмертием».

На открытие мемориала приезжал из Москвы Герой Советского Союза Алексей Маресьев, чей подвиг описан в книге Бориса Полевого «Повесть о настоящем человеке». Так Юрий Михайлович Градов познакомился с легендарным летчиком.

Мемориальные ансамбли военной тематики «Прорыв», «Катюша», «Хатынь», «Проклятие фашизму» и другие хорошо известны как в Беларуси, так и за ее пределами. Но архитектором Градовым реализовано много проектов, касающихся и мирной жизни. Это памятники народным поэтам Беларуси Янке Купале и Якубу Коласу, станции минского метрополитена, здание Министерства иностранных дел, Дом прессы и Дом журналистов. Одна из знаковых композиций создана вместе со скульптором Владимиром Жбановым на площади Звезд в центре Могилева.

И все же военная тема словно не отпускает автора. Например, одну из выставок в Государственном институте управления и социальных технологий в Минске он назвал «Красная площадь, 17». Название это он пояснил с помощью документа — своего детского письма, которое десятилетний отличник Юра 26 марта 1945 года отправил отцу на фронт. А обратным адресом и была Красная площадь, находившаяся в Лукоянове.

В настоящее время Юрий Михайлович преподает архитектурный дизайн в Белорусском государственном университете. Он считает, что нынешняя молодежь очень перспективна, и всегда с удовольствием ставит высший балл за интересные находки и идеи. По его словам, главный рецепт долголетия — востребованность, любимая работа, активная жизненная позиция, общение с молодежью. И еще, конечно, семья — самый надежный тыл.

В этом материале я сознательно обхожу тему «Хатыни». То, как создавался этот мемориал, и то, как Юрий Градов познакомился с единственным выжившим в Хатыни жителем Иосифом Каминским. Как человек, потерявший в страшной трагедии жену и четверых детей, нашел в себе мужество водить экскурсии по мемориальному ансамблю. Это отдельная история, которую мы расскажем в день 50-летия получения архитектором Ленинской премии.

На верхнем снимке: мемориальный ансамбль Хатынь.

Подготовила Лариса СТЕШИНА
Фото из личного архива Юрия ГРАДОВА


© 2020 Лукояновская правда
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru