Понедельник, 21 мая 2018 16 +   Подписка на обновления  RSS  Письмо редактору
Популярно
Путёвка в жизнь
8:57, 22 февраля 2018

Путёвка в жизнь


Однажды мой сын нашёл на просторах интернета небольшой рассказ о ремесленном училище № 42 «металлистов», которое я когда-то окончил в Лукоянове. От этих строк на меня словно повеяло теплом воспоминаний о нелёгких, но счастливых годах учёбы, наполненных молодым задором, энтузиазмом и особой романтикой.

 

Буду токарем

Июнь 1952 года. В свои пятнадцать лет я с трудом окончил восемь классов Никулинской школы и решил подавать документы в Лукояновское ремесленное училище (РУ), прошагав ради этого двадцать километров. Мечтал овладеть профессией токаря, хотя имел о ней весьма смутное представление. Рассуждал так: если электрик — специалист по электричеству, то токарь — мастер по току, не иначе.

В канцелярии училища я оказался в неурочный час, когда трудовой день секретаря уже закончился. Преодолевая смущение, заглянул за дверь с табличкой «Директор». Там шло какое-то совещание. Из всех присутствовавших мне запомнился лишь В.И.Куманёв со своей представительной фигурой. Сбивчиво объяснив цель визита, я протянул документы.

На меня посыпались вопросы: «Куришь? Хулиган? Голубей держишь?» (разведение голубей тогда не особо поощрялось и считалось чем-то вроде азартной игры). Ответив на каждый из них отрицательно, услышал: «Свободен. Жди вызова на медкомиссию». А 1 сентября 1952 года я встречал уже в качестве ремесленника, как называли учащихся РУ.

 

Повезло с учителями

Ефим Петрович Старов

В первый день мастер производственного обучения Ермаков построил нас во дворе общежития. Директор Ефим Петрович Старов поприветствовал новичков, поздравил с поступлением в училище и рассказал о традициях. Группа № 6, в которую попал и я, была передана мастеру производственного обучения Анатолию Александровичу Ершову. Он почти два года был нам нянькой в быту и наставником в овладении профессией.

Директор вёл у нас материаловедение, завуч В.И.Куманёв — математику. Б.И.Прусаков преподавал черчение, да так, что мы могли бы с немалой форой конкурировать с любым учителем черчения общеобразовательной школы. Старший мастер С.М.Громилов учил токарному делу, Анатолий Александрович (фамилию не помню) — основам электротехники и механики. Нашим физическим воспитанием и строевой подготовкой занимался В.В.Афанасьев. Политико-воспитательной работой руководил замполит Н.П.Цветков, а Н.Ф.Лобаев организовывал политзанятия.

Среди педагогов выделялся мастер производственного обучения группы электриков кореец Пак Чан Дин. Он всеми силами рвался на Родину, чтобы принять участие в борьбе за её независимость. Видимо, ему это удалось, так как вскоре он исчез из училища.

Все преподаватели и мастера обладали высокой квалификацией. Мы жадно слушали их доходчивые объяснения, пополняя багаж знаний.

 

Гимн перед отбоем

Большое внимание уделялось воспитанию культуры и патриотизма учащихся, гордости за рабочую профессию. В этой связи нужно упомянуть сотрудницу лукояновского Дома культуры Галину Владимировну Паскевич, которая руководила нашей художественной самодеятельностью и участвовала в подготовке концертов.

В училище была неплохая библиотека с художественной и технической литературой, подшивками периодической печати. По воскресеньям в красном уголке проходили вечера отдыха, играл духовой оркестр. С лекциями на тему «Моральный облик советского молодого человека» перед нами регулярно выступали лекторы из педучилища и РК ВЛКСМ.

Комендантом общежития был Лев Васильевич Рудометов, по совместительству — капельмейстер нашего духового оркестра. Он и дежурные воспитатели пристально следили за порядком, самоподготовкой учащихся, проводили с нами беседы на житейские темы, обсуждали злободневные вопросы. На вечерней линейке, перед отбоем, мы вместе исполняли гимн Советского Союза. Все эти мероприятия оставляли след в нашем сознании и, возможно, сыграли решающую роль в личностном становлении.

 

Щегольская форма

В бытовом плане у нас было самообслуживание: убирались в жилых помещениях, заготавливали дрова, топили печи. Так мы приучались к порядку и получали полезные навыки. Кстати, мытьё полов считалось ещё и эффективной мерой воздействия на нарушителей дисциплины.

Для учащихся было организовано трёхразовое питание. Конечно, разносолов нам не предлагали, и растущий организм всегда требовал несколько больше, чем получал, но нормы строго соблюдались. Никто из нас не выглядел истощённым, напротив, правильный режим питания способствовал здоровому развитию.

Полное государственное обеспечение предусматривало ещё и форменное обмундирование. У нас была повседневная форма, спецовка и парадно-выходная: чёрная суконная шинель, фуражка, шерстяные брюки, хромовые ботинки с калошами. В ней мы проходили строем по центральной городской площади в праздничные дни — 7 ноября и 1 мая. Выглядели очень эффектно!

Парадная форма неожиданно стала источником опасности. В условиях острого дефицита промышленных товаров щеголевато одетые ремесленники нередко оказывались жертвами жуликов и грабителей. Перед началом каникул директор зачитывал нам приказ начальника областного управления трудовых резервов: следовать домой группой не менее двух человек, только в дневное время, при наступлении темноты заночевать в ближайшем населённом пункте. К счастью, нашему выпуску удалось избежать неприятностей.

Группа мастеров производственного обучения: В.В.Бобков, Ф.М.Галкин, А.Г.Ермаков, Пак Чан Дин; преподаватель спецдисциплин В.Ф.Уланов (на переднем плане). 1954 г.

Трудный хлеб рабочего

В ремесленном училище была отличная производственная база. В токарном цехе имелось двадцать пять станков, не очень современных, но вполне пригодных для овладения профессией. За их состоянием следил механик П.А.Четверов, инструментальщиком был дядя Гриша. В слесарном и столярном цехах за каждым учащимся был закреплён индивидуальный верстак со всеми приспособлениями.

Обучение строилось путём чередования дней теории и практики. Спустя непродолжительное время мы освоили простейшие токарные операции, а к новому 1953 году уже выполняли заказы, получая за это небольшие деньги.

В марте 1954 года нашу группу направили на заводскую практику на Первомайский тормозной завод. Никаких поблажек несовершеннолетним — полный восьмичасовой рабочий день. В каждую из трёх смен трудились по неделе. Тяжелее всего приходилось в ночную, с 23 часов до семи утра. Мы никак не могли привыкнуть спать днём, а ночью работать, поэтому к концу недели ползали, как осенние мухи. Некоторые не выдерживали и, воспользовавшись временным отсутствием начальства, выключали станок, падали в укромный угол поближе к трубам отопления, чтобы покемарить полчаса-час. Но это было грубым нарушением трудовой дисциплины, граничащим с преступлением.

Как-то раз и я, безуспешно борясь со сном, поймал себя на мысли, что рискую попасть в ремни станка. Выключил машину и сел на инструментальную тумбочку, свесив голову на грудь в полузабытьи. Вдруг замечаю приближающегося мастера производственного обучения А.А.Ершова. Осознаю, что «горю», но не могу сдвинуться с места — нет сил. Видя моё состояние, он не стал «метать громы», а просто спросил:

— Ну что нос повесил? Понял, какой трудный кусок хлеба у рабочего человека?

-Теперь понял, — отвечаю.

— Вот то-то! Учиться надо! Иначе так и будешь всю жизнь сидеть на тумбочке, — и прошёл мимо.

Шестьдесят с лишним лет пролетели с тех пор, а я всё помню этот эпизод и слова моего наставника.

Весной 1954 года отовсюду зазвучали призывы к освоению целинных земель. «Даёшь Казахстан!» — не умолкало радио. Романтика дальних странствий, грандиозных трудовых свершений не оставила равнодушными и наших парней. «Что вам, здесь работы и земли мало? — рявкнул Анатолий Александрович. — Да и кому вы там нужны без сельскохозяйственной профессии!» Естественно, это нас не убедило.

Помог случай. Образовалась Арзамасская область, а В.И.Куманёв был назначен начальником областного управления трудовых резервов. Он-то и направил нас в Починковское УМСХ № 39 на годичные курсы трактористов-машинистов широкого профиля. Наша мечта о целине стала гораздо ближе.

В той самой статье, найденной в интернете, подведён итог деятельности ремесленного училища № 42 за восемь лет и три месяца: 1 150 человек получили рабочую профессию. Приятно осознавать, что и я один из них.

На верхнем снимке слесарная мастерская ремесленного училища.

Виталий ВОРОБЬЁВ, г. Кстово
Фото из архива Лукояновского губернского колледжа


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2018 Лукояновская правда
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru