Воскресенье, 23 сентября 2018 16 +   Подписка на обновления  RSS  Письмо редактору
Популярно
Лев Васильевич Разумов
10:37, 16 февраля 2018

Лев Васильевич Разумов


Из серии брошюр «Дорогие мои земляки»

Прошлым летом на родину в Лукоянов из Хабаровска приезжал полковник ФСБ в отставке, автор рассказов Георгий Львович Разумов. В клубе «Железнодорожник» состоялась его встреча с земляками и одноклассниками.

Гость поделился своими воспоминаниями об отце Льве Васильевиче, бывшем директоре Тольскомайданской школы. У него были одни из лучших гончих и борзых в Советском Союзе. Посмотреть на их стремительный бег и красоту русской охоты хотелось многим. Для этого в Тольский Майдан в конце 40-х — начале 50-х приезжали знаменитые на всю страну люди. Среди них Самуил Маршак и Константин Паустовский. А Сергей Бондарчук снимал разумовских собак в сцене охоты в фильме «Война и мир». Подробнее об этом читайте в следующем номере газеты, а сегодня предлагаем вашему вниманию сокращённый очерк Михаила Алексеевича Савлева о неординарном человеке Л. В. Разумове.

Село наше Тольский Майдан исстари стояло на земле самостоятельно и прочно. Много ветров за сотни лет пролетало над ним. Приносили они то ливни, то суховеи. Бывали голод и болезни. Но ни в поверьях, ни в сказаниях, ни в народной молве не слыхано о бедственном положении местных жителей — верный признак того, что село никогда не впадало в уныние. Трудолюбие и изобретательность помогали нашим предкам преодолевать невзгоды.

Славу селу своими делами составляют люди, в нём проживавшие и оставившие после себя добрый след. Одним из таких был Лев Васильевич Разумов.

 

Новый директор

Этот всегда скромно одетый, светловолосый, крепкого телосложения, с открытым лицом человек появился в нашем селе в первые послевоенные годы. Распоряжением Лукояновского отдела народного образования он был назначен директором Тольскомайданской средней школы.

Лев Васильевич приехал на попутной лошади по дороге, что пролегала от Лукоянова через всё село в сторону Починок и далее на Пензу. До Тольского грунтовка вела через Мерлиновку и Надёжинку. Летом она была пыльной, зимой — занесённой снегом, осенью — непроезжей. Существующая теперь автотрасса на Саранск только строилась.

О новом директоре стало известно незадолго до линейки 1 сентября 1946 года. Его предшественник Пётр Фёдорович Меркулов ютился в небольшом торцовом помещении школьного коридора. В этот «кабинет» он поочерёдно вызывал учителей и провинившихся учеников, кто плохо, по его мнению, работал или учился. Лев Васильевич, прошедший войну и привыкший к неудобствам, в особых условиях труда тоже не нуждался.

В школе тех лет сформировался сплочённый, работоспособный коллектив учителей, что значительно облегчило жизнь новому директору. Лев Васильевич имел высшее педагогическое образование, окончил химико-биологический факультет Ленинградского университета, а ещё — Московский лесной институт. Учителем-предметником он не был и сосредоточился на организаторской работе. Кроме того, школьное хозяйство требовало срочного ремонта, чем Разумов с успехом занялся.

 

Наша старая школа

Вспоминаю ту школу конца сороковых — начала пятидесятых: длинное деревянное одноэтажное здание, аккуратно крытое железом, выкрашенным суриком. Помещение для варки картофеля и нагрева воды для мытья полов. Туалеты для учащихся и учителей, стоявшие порознь. Двор-конюшня для школьной лошади по кличке Машка. Плодовый сад, ранее называвшийся Поповым. Вокруг него ученики и учителя рассадили берёзы, которые до сих пор живы.

Без ущерба для учебного процесса при новом директоре шло приобщение учащихся к сельскохозяйственному труду. В наш обиход вошли понятия «пришкольный участок», «ученическая бригада», «опытническая работа». Мы собирали по сельским баням и домам золу, дёргали коноплю, отчего руки кровоточили и болели. Как и везде, ученики помогали в уборке картофеля на полях колхоза имени Калинина. Мы не жаловались, не стонали. В школу ходили голодными, кое-как одетыми. Но учились!

Во время одного из совещаний в Лукоянове Лев Васильевич познакомился с Алексеем Ивановичем Устимовым, который ещё в начале тридцатых годов директорствовал в Тольскомайданской школе, а на момент их знакомства возглавлял районный отдел народного образования. Они встретились как давние знакомые — оба фронтовики, участники недавно отгремевшей войны. Но более всего их объединило старинное село Тольский Майдан. Короткое общение на том совещании послужило началом многолетней дружбы и сотрудничества.

Алексей Иванович был ярым проповедником летних колхозных пионерских лагерей для организованного отдыха учащихся. Первые из них были созданы в Иванцеве и Тольском Майдане. Кому как ни директору Л. В. Разумову было проявлять заботу о пионерлагере в живописном месте средь перелесков у посёлка Калиновка. Там за короткое время был построен дощатый барак, небольшая кухня, установлены столы для приёма пищи. Жизнь в полевых условиях закипела. Среди первых отдыхающих были Николай Диряев, Николай Юдин, Лида Корнилова, Юрий Лисин, Эрик Разумов.

Школа при Льве Васильевиче Разумове была на хорошем счету. В ней училось более 800 ребят. На должном уровне были успеваемость и дисциплина, участие в общественной жизни села.

Качества отменного хозяйственника Разумов проявил во время достройки второго здания школы. Средства на это нужно было «выколачивать», обивая пороги райисполкома и РОНО. Зато жителей села долго просить о помощи не приходилось. Все уважали директора, понимали важность дела, поэтому активно участвовали в субботниках или воскресниках.

В конце сороковых Лев Васильевич привёз в школу дизель-генератор, благодаря чему в здании впервые загорелись электрические лампочки. Генератор установили в школьном саду. Он плохо заводился и сильно дымил. Но именно тогда люди поверили, что скоро в домах появится настоящее электричество. И действительно, промышленный ток вскоре пришёл в село.

При Л. В. Разумове в школе работали многие достойные учителя: Елена Михеевна Куранова, Павел Николаевич Сорокин, Антонина Васильевна Дерябина, Виктор Петрович Новиков, Михаил Иванович Букарёв, Николай Степанович Сорокин, Ксения Игнатьевна Виноградова, Алексей Никандрович Мелёхин, Сергей Иванович Табелев, Николай Константинович Суетнов, Ольга Васильевна Евдонова, Пелагея Павловна Устимова, Анна Ивановна Скрябина, Владимир Андреевич Будиков, Александр Николаевич Богомолов, Лидия Васильевна Каргина, Мария Григорьевна Сорокина, Наталья Дмитриевна Шарганова.

 

Трудные послевоенные годы

Два дела предстояло сделать Льву Васильевичу Разумову по прибытии в Тольский Майдан: благоустроить школу и создать нормальные условия жизни для своей семьи.

С женой Анной Ивановной и детьми он поселился в пятистенной деревянной избе, которую построил ещё дьякон Троицкой церкви Иван Иванович Добролюбов — дед известного литературного критика. Дом был ветхим, продувался ветрами и требовал ремонта. Для этого был на селе Алексей Фёдорович Савлев, способный выполнить любые работы: плотник, столяр, стекольщик, а также жестянщик, печник и даже первый тольскомайданский фотограф. Его-то и взял Лев Васильевич на работу в школу в качестве столяра. А в свободное время Алексей Фёдорович помогал директору латать его семейное жильё.

Вскоре, году в сорок восьмом, в доме Разумовых была проведена первая ёлка для сельских ребятишек. Нам давали конфеты и пряники, причём настоящие, не свекольные и картофельные — разве это забудешь!

Детворы на селе в послевоенные годы было много. Школа работала в две смены, да ещё была организована вечерняя школа, в которой занимались подростки, рождённые в первой половине 30-х. Они уже работали в колхозе на животноводческих фермах, а также плугарями и даже трактористами. Таковыми были Сергей Вязанкин, Михаил Петряев, Николай Морозов, Алексанр Кондеев и другие. Позднее, после наших тольских «университетов», они выучились в школах фабрично-заводского обучения и стали рабочими.

 

Охота

Льву Васильевичу в Тольском Майдане скучно не было: семья росла, забот в школе и дома хватало. Но он выкраивал время и на увлечения.

Страстный охотник завёл несколько прекрасных борзых и гончих, слава о которых разнеслась по всему Советскому Союзу. Этих собак надо было не только содержать, кормить, натаскивать, выводить на охоту — с ними приходилось постоянно участвовать в выставках, подтверждая отличный экстерьер и рабочие качества.

Как только был убран урожай, Лев Васильевич и его гости-охотники выезжали в поля: многие хотели полюбоваться на стремительный бег борзых и отточенную работу гончих.

Бывало, после удачной или не очень охоты, когда Лев Васильевич охотился один, он заходил в наш дом. К вечернему часу заглядывал к нам и сосед Семён Тимофеевич Морозов. Отец мой Алексей Фёдорович на керосиновом примусе поджаривал картошку с луком. Появлялась четвертинка арзамасской водки, запечатанная сургучом…

А потом Семён Тимофеевич зычным голосом запевал:

У меня под окном
Расцветает сирень,
Расцветают душистые розы.

Остальные подхватывали:

В моём сердце больном
Пробудилась любовь,
Пробудились счастливые грёзы.

Отец, измученный жизнью, в такие моменты плакал. Я пытался его успокаивать, но он не слышал моих слов.

Лев Васильевич читал стихи Сергея Есенина:

Ты жива ещё, моя старушка?
Жив и я. Привет тебе, привет!
Пусть струится над твоей избушкой
Тот вечерний несказанный свет…

Стихи посерьёзнее мне тогда были не понятны:

И простим, где нас горько обидели
По чужой и по нашей вине…

Чтобы понять смысл есенинских строк, надо было повзрослеть.

Мне детство не даёт покоя

С той поры прошло более пятидесяти лет. То ли память моя так своеобразна, то ли далёкое прошлое было столь отличительно от нынешних нескладных лет, но я мысленно вновь и вновь возвращаюсь в родное село первых послевоенных лет. Не то что грущу, не то что плачу о невозвратном, но мне не хочется забывать его — голодное, холодное, сиротское детство моё. Одно- единственное и неповторимое.

Наверное, поэтому я занялся поисками тех, кто когда-то жил в Тольском Майдане. Много встречался с людьми, выспрашивал, кто что помнит и знает. Неожиданно установил, что в далёком Хабаровске живёт сын Льва Васильевича Разумова, Георгий Львович. В этом мне помог житель нашего села Александр Викторович Диряев — большой знаток компьютерных дел. В результате с Георгием Львовичем установилась деловая связь. Мною была получена подробная справка о дальнейшей жизни семьи нашего директора Л. В. Разумова после их отъезда из Тольского Майдана.

Из письма Г. Л. Разумова:

«Здравствуй, Михаил Алексеевич! Спасибо тебе за материал о нашем родном Тольском Майдане. Прочитал — как в детство окунулся! Минуло уже шестьдесят лет с того времени, как я уехал из этого села. Но детство и начало учёбы в тольской школе остались в моей памяти, как многие имена и фамилии наших земляков, кого ты упомянул в своём очерке «Село наше Тольский Майдан».

Тольский Майдан наша семья покинула в 1954 году, но мы уехали тогда недалеко. Сначала жили в селе Ковакса Чернухинского района бывшей Арзамасской области. Потом в Лукоянове, где тебе пришлось много лет жить и работать. Лукоянов и для меня дорог и близок, там живут мои друзья, с которыми я поддерживаю дружеские связи.

Надеюсь на то, что ты сполна завершишь работу по истории села Тольский Майдан. Она должна занять достойное место в перечне твоих трудов за много лет в журналистике».

* * *

В минуты грусти и сожаления мы порой вспоминаем о давно минувших годах, событиях и людях, их взаимоотношениях, о многом другом, что казалось забытым, но ещё таилось в складках нашей памяти. Пытаемся что-то записать, найти документы, фотографии, чтобы передать крупицы истории новому поколению, чтобы знали! Но часто бывает уже поздно и приходится только восклицать: «Ах, надо бы раньше!» Вот и сейчас успокаиваю себя тем, что я сделал всё, что мог.

Михаил САВЛЕВ

 

Штрихи к портрету отца

Георгий Разумов с женой и дочкой Ириной и Лев Васильевич Разумов с внуком Костей — племянником Георгия Львовича

Сын Л. В. Разумова, писатель Георгий Разумов, прокомментировал отрывки из публикации и добавил свои штрихи к портрету отца.

«Односельчане отца уважали, часто обращались за советом, и он никогда никому не отказывал в помощи. Однако нашёлся человек, который написал на отца навет в органы. В 1952 году поздним вечером его арестовали и увезли в Лукоянов. Хорошо помню, как тихо плакала мать: она осталась одна с девятью детьми на руках. В последующие три дня мы не покидали дома, и к нам никто не приходил, даже друзья старших братьев.

На четвёртый день появился отец. Нашей радости не было предела! Много позже он рассказал мне, что выручил его академик Николай Николаевич Блохин, которому об аресте сообщил Алексей Иванович Устимов. Видимо, Блохин подключил связи в Москве: была команда с Лубянки, и батю отпустили домой.

Отец удивительно чувствовал и знал природу. Ему были известны все травы, деревья, птицы и звери. На пасеке работал без сетки — пчелы его не кусали. Иногда в колхозе улетал рой, и тогда мужики бежали к отцу: Лев Васильевич, спасай… Он находил рой, брал матку голыми руками, а пчёлы облепляли его с ног до головы.

Он спокойно шёл к улью, сажал туда матку, и пчёлы послушно заползали за ней в леток.

Ещё одно воспоминание связано с переездом в Караганду. Отец устроился завучем в среднюю школу № 17 и работал там до пенсии. Один год и я трудился там под его началом, учил детишек музыке и пению.

Отец умер 16 июня 1984 года. Похоронная процессия растянулась на несколько километров. Её сопровождали сотрудники ГАИ на автомобилях, и везде была обеспечена «зелёная волна». Военкомат выделил почётный караул, был произведён салют и исполнен гимн Советского Союза.

 

Паустовский и Маршак

Что я могу сказать о Паустовском? Точно знаю, что он приезжал дважды. Один раз глубокой осенью 1951 или 1952 года, вместе с Блохиным, который бывал у нас довольно часто, обычно с профессором Королёвым — заведующим кафедрой госпитальной хирургии Горьковского мединститута. Второй раз — перед самым нашим отъездом из Тольского. Паустовский приезжал с той же компанией, но с ними был ещё Маршак. Мне он тогда не понравился, показался высокомерным.

Отец рассказывал, что однажды мама случайно встретила Паустовского на выставке собак в Рязани. Правда, не знаю, общалась ли она с ним или же просто видела среди гостей. Кстати, на той выставке наши собаки завоевали много наград. Грамоты, медали, кубки долго хранились в семье, но со временем затерялись.

 

Собаки в «Войне и мире»

Некоторое время мы жили в посёлке Дедовичи Псковской области. Отец и там директорствовал. Он сам псковитянин, родился ещё до революции в селе Старые Сокольники Псковской губернии. Не знаю, в чём причина, но моей матери там сильно не понравилось, и мы уехали.

Перед отъездом всех своих собак батя отдал двоюродному брату, тоже страстному собачнику. Он жил на Васильевском острове в Питере. Звали его Николаем, а фамилия, если не изменяет память, Барышев. У нас остались две борзые — Блистай и Блистайка. Потом отец их тоже отдал брату, и в Лукоянов мы вернулись только с верной гончей Динкой — предметом зависти всех охотников Горьковской области. Отец поддерживал связь с братом, и как-то раз тот сообщил, что наших собак брали для съёмок в фильме «Война и мир» в 1965 году».

На верхнем снимке супруги Разумовы

К публикации подготовил Евгений КОРНИЛОВ


Обсуждение: есть 1 комментарий
  1. Разумов Лев Викторович:

    Дедушка мой

    Ответить

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2018 Лукояновская правда
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru