Воскресенье, 17 ноября 2019 16 +   Подписка на обновления  Письмо редактору
Популярно
История купцов Колобовниковых
13:00, 12 июля 2019

История купцов Колобовниковых


Интересный материал принес в редакцию газеты Валерий Иванович Яблоков. Изучая историю родного села Николай Дар, он наткнулся на фамилию нерчинских купцов Колобовниковых, родословная которых началась на лукояновской земле. В сети Интернет ему удалось познакомиться с праправнучкой Павла Егоровича Колобовникова Ольгой Шарак из города Нерчинск Забайкальского края. Она прислала ему уникальный материал о своих предках — наших земляках. Его мы и представляем вниманию читателей.

Родом из Скопинки

В XIX веке в Лукоянове проживала семья Колобовниковых. Ее родоначальник Павел происходил из крестьян села Скопинка. Он был мелким торговцем-коробейником и, накопив определенные средства, купил в городе лавку, где торговал вместе с сыном Егором. Позже Егор уже со своими сыновьями Павлом и Алексеем продолжил дело отца, параллельно содержа крепкое крестьянское хозяйство в селе. Егор Павлович прожил 90 лет и умер в 1911 году.

Его сын Павел Егорович родился в 1846 году и с раннего детства помогал отцу в лавке. Женился он довольно рано, в возрасте 18 лет. Его супруга, Александра Яковлевна Воеводина, была с ним ровесницей. Перед женитьбой произошла трагедия, которая чуть не стоила парню жизни. При разделе семейного имущества доля показалась Павлу маленькой, и он в ярости порубил на конюшне лошадей и порезал себе горло, сильно повредив трахею. В Москве ему сделали операцию, и он всю оставшуюся жизнь прожил с «золотым горлышком» — так его и прозвали…

В 1866 году в молодой семье родилась дочь Агафья, а вслед за ней сыновья — Николай и Андрей. В конце XIX века Павел Егорович Колобовников с женой Александрой Яковлевной переехали в Нерчинск.

Агафья Павловна вместе с мужем, мещанином Михаилом Васильевичем Карябкиным, жила в Лукоянове. Семья была очень религиозной. По одной из версий, отец Михаила служил в церкви. Сестра Матрена жила при монастыре, в отдельном домике, вместе со своей воспитанницей Ольгой, ставшей впоследствии учительницей. Сохранилась фотография 1930 года, на которой изображены они вместе и подписано: «Матрена Васильевна Аггеева (с двумя буквами «г») и Ольга Ивановна Аггеева, с. Мадаево Починковского р-на Нижегородского края».

С Михаилом у Агафьи родились пятеро детей. Старший сын умер лет в восемь по неизвестной причине. В семье уже росли две дочери: Анна (1886-1939) и Варвара (1888-1955). Лишившись наследника, Михаил Васильевич стал прикладываться к рюмке, в семье по этому поводу возникали ссоры. Вскоре на свет появились еще две девочки: Мария (1890-1968) и Евдокия (1893-1968). Но это только усугубило пьянство отца, так как желание иметь сына не исполнилось. Семья распалась. Михаил уехал в Сибирь, жил под Новосибирском. Впоследствии дочь Варя стала с ним переписываться, и даже произошла их драматическая встреча в августе 1915 года, когда она ехала с детьми в Лукоянов навестить родных. Но это уже другая история…

Агафье, оставшейся одной с дочерьми, помогал в материальном отношении отец Павел Егорович, ставший к тому времени успешным нерчинским купцом. Кроме того, часть своего дома она сдавала квартирантам. Все дочери окончили Лукояновское двухклассное женское церковно-приходское училище и одна за другой четырнадцатилетними уехали в Нерчинск к деду и бабушке. В пути их сопровождали дедовы служащие. Анна оказалась в Забайкалье в 1901 году, Варвара — в 1903-м, Мария — в 1904-м, а в ноябре 1907 года вместе с матерью приехала Евдокия. Дед сразу определял внучек в магазин, где они работали продавцами, кассирами, занимались оформлением документов в конторе, принимали товар.

Добротный деревянный дом Карябкиных в Лукоянове стоял недалеко от собора на Мещанской улице. Агафья, уезжая к родителям в Нерчинск, продала его частному лицу. Потом в нем расположились восемь квартир, а в 70-х годах на его месте выстроено пятиэтажное здание (видимо, общежитие ЛПК — прим. Ред.).

Ранее, в 1896 году, к родителям «в далекую холодную Сибирь» приехал ее младший брат Николай с женой Марией Ивановной и четырехлетним сыном Николаем. В их семье родились еще трое детей. Вскоре в Нерчинск приехал и племянник Павла Егоровича — Алексей Алексеевич. Вместе с супругой Екатериной Григорьевной они поселились в доме, выстроенном рядом с дядиным на набережной Нерчи. В 1903 году у них родилась дочь Нина.

Николай Павлович был старшим сыном в семье и вместе с отцом и двоюродным братом Алексеем вел дела фирмы. Младший из братьев, Андрей, был инженером, но имел коммерческое предприятие, связанное с отцовским Торговым домом. С женой Агриппиной Ивановной они жили в Москве. Обе их дочери, Ольга и Антонина, умерли в детстве.

П. Е. Колобовников старался набирать служащих в свою фирму преимущественно на родине. Специально командированные люди ездили по Нижегородской губернии и нанимали сначала строителей, а затем и приказчиков. Происходило это исключительно по рекомендациям, с нанимаемыми служащими заключались контракты. Главными требованиями были трезвость, грамотность, честность, вежливость, опыт работы в торговле. Так среди прочих попали в Нерчинск и будущие мужья внучек Александр Бусаров, Михаил Потапов и Иван Абрамов.

Есть свидетельство от Инны Гуленко в группе «Край родной — Скопинка (Николай Дар)» на сайте «Одноклассники», что «некто купец Колобовников пригласил ее прадеда Ивана Матвеевича Членова в Нерчинск к нему на работу. В 1902 году Иван с семьей и родственниками оказался в Забайкалье». В письме она написала: «Мой прадед был разъездным приказчиком, ездил с товаром по районам и тюрьмам, продавал нитки, пуговицы и другие галантерейные товары. Работа была опасной, много раз на него нападали грабители, но Бог миловал и всегда деду удавалось ускакать от них (конь был резвый)».

Если посмотреть «Устав ссудно-сберегательной кассы служащих Торгового дома П. Е. Колобовникова и его сыновей в Нерчинске», то среди учредителей почти исключительно крестьяне из Нижегородской губернии, многие из села Николай Дар. Сколько же людей со своими семьями, с малолетними детьми оказались по приглашению Колобовникова в Забайкалье? Путь был тяжелый, длинный. Еще не существовала железная дорога, добирались по полгода на лошадях, в телегах.

Моя бабушка Варвара Михайловна писала, что в магазине приказчиков, служащих и различных работников было более ста человек, среди них 14 женщин. Для холостых работников был построен двухэтажный дом в усадьбе. Многие из них оставались в Забайкалье, заводили семьи, другие переехали преимущественно на Дальний Восток. В семейном архиве хранится открытка с видом Владивостока и надписью: «Воробьев и Кочнев открыли дело и торгуют теперь самостоятельно». (Дата и обратный адрес не указаны, подпись неразборчива). Часть семей, уже по железной дороге, возвратилась в родное село Николай Дар.

Мой дед

Свадебное фото Александра и Варвары Бусаровых

Александр Бусаров, мой дед, начал работать в Торговом доме у Колобовниковых с 1 декабря 1904 года. Его родители, Федор Михайлович и Агриппина Николаевна, были родом из села Скопинка, но своей семьей жили уже в Лукоянове, имели семерых детей. Держали постоялый двор.

По воспоминаниям Варвары Михайловны после посещения родственников в 1915 году, дом находился на берегу реки Теши, банька у самой воды. Был огород, сад с яблоньками, вишней и шелковицей. В избе две комнаты и большие сени. В просторной горнице в красном углу располагались в два ряда иконы, особо почиталась икона Святого Николая Чудотворца. В этой комнате были некрашеные полы, стоял длинный прямоугольный деревянный стол, лавки. Все это чисто скреблось и мылось. Заезжий люд спал на лавках, на полу вповалку. В закутке — большая русская печь. Вторая комната была семейной спальней, тоже с иконами. Там стояла кровать родителей и по стенам устроены полати. В сенях от пола до потолка были сделаны полки, шкафчики, в которых находились различные продуктовые запасы и объемный чан с квасом.

Семья была набожной, молились утром и вечером, за едой. Ели из общей миски деревянными ложками в глубоком молчании. Отец семейства Федор Михайлович — бородатый, суровый на вид старик, среднего роста, крепкого телосложения. Если кто из детей даже намеревался проронить слово, получал от него ложкой по лбу. Агриппина Николаевна — наоборот: маленькая, полненькая, вся какая-то теплая, очень кроткая, постоянно приговаривала нежные слова детям и приехавшим внукам. Ранним утром она пекла хлеб и весь день не покладая рук готовила пищу, мыла, стирала, возилась в огороде и саду, шила… Дети, оставшиеся в то время с родителями, — Алексей (16 лет) и Анна (10 лет) — помогали по хозяйству.

Федор Михайлович был искусным мастером — печником, каменщиком, плотником. Несколько летних сезонов он работал в строительной артели у купцов Колобовниковых в Сибири. Умер в 1921 году, а его спутница — в 1937-м.

Александр был старшим сыном в семье. Окончил церковно-приходскую начальную школу и поступил учеником в мануфактурную лавку к какому-то лукояновскому купцу. Затем еще два года проработал продавцом бакалейного отдела у купца Чивкунова, который и рекомендовал его Павлу Егоровичу. Родители благословили сына в путь. Мать вручила икону Святого Николая Чудотворца в деревянном окладе, обтянутым вишневого цвета бархатом. Помню с детства, она всегда хранилась в комоде дедушкиного ящика.

Красивым восемнадцатилетним юношей оказался Александр в Нерчинске. Поселился и до апреля 1908 года жил во флигеле для холостых приказчиков и домашних слуг в доме Колобовниковых. Начинал в мануфактурном отделе магазина приказчиком, затем трудился в обувном, а через пять лет переведен заведовать отделом «Модной галантереи», где и работал до призыва на военную службу в 1915 году. По неизвестной причине на фронт мобилизован не был, хотя шла Первая мировая война. Наполовину опустел Торговый дом, служащие купцов Колобовниковых призывались в действующую армию, сражались на фронте. Потом революция, полностью изменившая жизнь…

Еще в Лукоянове, будучи мальчишкой, на масленичных гуляньях Александр познакомился с внучкой купца. По замерзшей реке Теше мчались удалые тройки с бубенцами, бегали веселые скоморохи, шум, смех… Недалеко от реки был пруд, где катались дети на коньках. Там же были устроены карусели, к которым можно было закрепить санки, и один из желающих крутил карусель. Сестры Карябкины, Варя и Мария, пришли покататься с санками. Ребятишек было много, вертел карусель мальчик Шура с бакалейной лавки. Он был без рукавичек, руки его замерзли, покраснели, он время от времени тер их, подносил ко рту и согревал своим дыханием. Варенька пожалела его и настояла, чтобы он взял ее вязаные рукавички, у нее же, кроме них, есть меховая муфта. Так и познакомились… Изредка виделись потом в магазине у Чивкуновых. И наконец, лет через пять повстречались уже в Нерчинске, в магазине, где теперь вместе работали. Вскоре возникла взаимная симпатия.

Жилой дом Колобовниковых в Нерчинске. Фото наших дней

Соперников у Шуры было много, но Варенька отдала свое сердце мальчику, которому когда-то согрела руки… Он сватался настойчиво два раза, но со стороны деда Павла Егоровича и дяденьки Николая Павловича был категоричный отказ. Дед старался устроить судьбы внучек так, как считал выгодным. Он познакомил Варю с купцом-вдовцом Ефимом Гребневым — в два раза старше девушки. Как писала бабушка в дневнике, «Ефим мне даже противен…». Влюбленные решили тайно обвенчаться. Шура все устроил, договорился со священником. Варенька посвятила в тайну маму и сестер. Свадьба свершилась 28 апреля 1908 года. Дед отреагировал запретом встречаться матери и сестрам с «виновницей». Только когда родился ее первенец, запрет был снят.

В няньки Александр «выписал из России» сестру Пелагею. С ней приехал в Забайкалье и брат Иван, который, погостив в Нерчинске и окрестив малыша, устроился в Чите приказчиком в Пассаж к известному купцу А. Ф. Второву. Позже приехала их старшая сестра Евдокия Федоровна с мужем Василием Петровичем Егоровым, имевшим опыт приказчика в Нижнем Новгороде. Василий тоже стал работать в Торговом доме Колобовниковых. Евдокия же была хорошей портнихой, шила женщинам из богатых семей.

Так четверо детей из семьи Федора и Агриппины Бусаровых волей судьбы оказались в Забайкалье. Прожили длинные жизни, вырастили достойных детей. Их потомки проживают в различных уголках России, Украины и Дальнего Зарубежья. Среди них кадровые военные, преподаватели, врачи, инженеры, архитекторы, экономисты и другие.

В Лукоянове остались лишь младшие Бусаровы — Николай, Алексей и Анна. Последняя умерла молодой, только выйдя замуж и ожидая ребенка. Алексей работал в колхозе. Во время Великой Отечественной войны был мобилизован на службу участковым уполномоченным НКВД. Умер после войны от туберкулеза легких, оставив троих детей тринадцати, десяти и трех лет. Его жена Анна Дмитриевна (дев. Мартяшова) вырастила их замечательными людьми, дала возможность получить высшее образование (дочери Галина и Валентина — педагоги-филологи, выпускницы Арзамасского пединститута, сын Вячеслав окончил Костромское военное училище химической и радиационной защиты с красным дипломом, служил в ГДР и разных точках Союза). Сама работала в колхозе сезонно, держала корову, кур, огород. Помог семье и старый постоялый двор, где до середины 50-х годов останавливались колхозники и сельские жители. Николай Федорович Бусаров 1896 года рождения, участник Первой мировой войны, пришел с фронта раненый, долго болел, молитвы матери не помогли — умер…

В Лукоянове должны остаться родственники по линии Бусаровых, так как по рассказам сестры деда Евдокии Федоровны Егоровой (дев. Бусаровой), у ее бабушки Александры и деда Михаила было три сына — Федор, Андрей, Сергей — и дочь Раиса. Они все родились в Скопинке. А вот у родителей Агриппины известны только имена: Николай и Екатерина. Они рано умерли, оставив совсем маленькую дочь сиротой. Она воспитывалась в семье тетки Марии (по матери). Они тоже из Скопинки (фамилии неизвестны), а их смерть связана с пожаром дома…

О судьбах детей и внуков Агафьи уже другая история. Купец Павел Егорович и его жена Александра Яковлевна умерли в один год — в 1914-м. Их памятники хорошо сохранились на нерчинском кладбище. Сын Николай Павлович и его двоюродный брат Алексей Алексеевич Колобовниковы с семьями эмигрировали в Маньчжурию, в Харбин. Сын Николая Павловича, Павел, и внук, тоже Павел, вернувшись на родину, были репрессированы и впоследствии реабилитированы в 1956 и 1994 годах соответственно. Андрей Павлович с женой до войны жили в Москве. Моя бабушка Варвара Михайловна Бусарова вела переписку со своим крестным дядей Андреем, но в 1950 году, посетив столицу, по адресу родных не нашла. По архивным материалам БРЭМа стала немного известна жизнь детей Николая Павловича — Николая, Александра и Надежды — в Харбине.

На верхнем снимке: Карябкины. Справа Агафья Павловна, в центре ее свекровь, слева — сестра мужа Агафьи — Матрена Васильевна Агеева; девочки — дочери Агафьи и Михаила Карябкиных: стоят Анна и Варвара, сидят Евдокия и Мария. Фото сделано в Лукоянове перед отъездом старшей дочери Анны в Нерчинск.

Ольга ШАРАК
Фото из личного архива автора


© 2019 Лукояновская правда
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru