Суббота, 21 сентября 2019 16 +   Подписка на обновления  Письмо редактору
Популярно
В Монголии русский солдат
10:58, 05 июля 2019

В Монголии русский солдат


В бескрайней монгольской степи у реки Халхин-Гол возвышается одиночный памятник на могиле нашего земляка Александра Загрекова. В 2009 году члены патриотического клуба «Диверсант» совершили автомобильный пробег по местам боев с японскими самураями и сообщили родственникам о месте захоронения погибшего солдата.

Совсем недавно мы вспоминали трагические события 78-летней давности, когда мирная жизнь была прервана вероломным нападением фашистской Германии на СССР. В один миг стали реальностью самые страшные предчувствия о большой войне, тревожившие советских людей еще с тех пор, как в 1938-1939 годах японские интервенты пытались втянуть нашу страну в вооруженный конфликт на Дальнем Востоке.

Восемьдесят лет назад, летом 1939-го, в районе реки Халхин-Гол на территории Монголии произошли кровопролитные бои между японскими войсками и советско-монгольской коалицией под командованием Г. К. Жукова. Даже объединенные силы смогли остановить противника лишь спустя два месяца ожесточенных сражений. В одном из них и совершил свой подвиг выходец из рабочего поселка имени Степана Разина Александр Николаевич Загреков.

Комсомолец

Александр был третьим ребенком в семье рабочего стеклозавода Николая Степановича Загрекова. Рождение малыша стало счастливым событием, хотя и выпало на непростые времена. Шел 1911 год, жизнь на стекольном заводе только налаживалась, и многие семьи разинских стекольщиков испытывали нужду, вели полуголодное существование. Через три года старшего Загрекова призвали в армию. Началась Первая мировая война. Кормильцем в семье остался сын Николай.

Маленький Саша старался быть похожим на старшего брата, подражал ему во всем, помогал по мере сил. Сразу после возвращения с одной войны отец был призван на другую, в Красную Армию, так что семья по-прежнему жила на заработки Коли. Стало полегче, когда Николай Степанович вернулся домой с Гражданской войны.

Саша пошел учиться в школу, где в 1924 году была создана пионерская организация. Он одним из первых стал носить красный галстук, а в 1926-м вступил в ряды комсомольской организации и устроился работать на стеклозавод. Как и мечтал отец, его сыновья стали настоящими пролетариями.

Александр оказался в гуще политических событий. В 1927 году он стал секретарем Разинской комсомольской ячейки, через год его приняли в ряды коммунистической партии и вскоре избрали секретарем райкома комсомола. А ведь юноше всего шестнадцать лет! Впрочем, тогда молодые люди взрослели довольно рано, потому что рано вступали в рабочую среду, добывая кусок хлеба.

Непросто пришлось разинскому пареньку в те неспокойные годы. Вместе с друзьями-комсомольцами он вел активную партийно-политическую и просветительскую работу. Не раз им приходилось встречаться с опасностями, обезвреживать бандитские шайки. Костяк комсомольского актива составляли молодые рабочие стеклозавода, и постепенно поселковая комсомольская организация стала одной из самых авторитетных в Лукояновском уезде, а затем и районе.

В 1930 году Александра призвали в ряды Красной Армии, но тяжелая болезнь не позволила ему пройти почетную службу. Он на долгое время оказался на больничной койке. После выздоровления вернулся в Лукоянов, женился. По решению обкома партии был направлен на партийную работу в Кировскую область.

Политрук

В 1937 году Александра командировали в одну из дальневосточных воинских частей в качестве политработника. Почти два года он занимался там воспитанием советских солдат, а затем вместе со своей воинской частью прибыл в Монголию для оказания помощи республиканской армии.

К концу мая обстановка на фронте обострилась. Японские войска перешли в полномасштабное наступление, используя авиацию, танки, артиллерию. В июне-июле на берегах реки Халхин-Гол шли ожесточенные бои. Советское правительство приняло решение о создании объединенной группировки по разгрому японцев.

В августе события на фронте круто поменялись. Советские войска начали планомерно атаковать позиции противника, применяя самолеты и дальнобойную артиллерию. Именно в августовских сражениях и погиб наш земляк Александр Загреков.

…В самый разгар боя батальон бронемашин шел в атаку на врага. В одном из броневиков, что двигался впереди, находился старший политрук Загреков. Он метко бил по врагу из пулемета. Вдруг разорвался вражеский снаряд. Александр был ранен, машина подбита. Враг сосредоточил огонь противотанковых орудий на броневике. Тяжело раненый политрук вытащил пулемет, расположился неподалеку от бронемашины и снова начал стрелять. Противник усилил огонь, снаряды рвались совсем рядом. Осколками убило водителя, погиб командир башни, Загреков получил новое тяжелое ранение. Какие-то доли секунды он боролся со смертью, но силы покинули отважного воина. Когда подошло подкрепление, он был уже мертв.

Скорбная весть о гибели Александра Загрекова пришла в рабочий поселок Степана Разина, где жили его родители. Узнал обо всем и его старший брат Николай. На следующее утро в Наркомат обороны из города Кирова, где Н. Н. Загреков работал заместителем председателя Облпотребсоюза, полетела телеграмма: «Прошу принять меня в РККА на место погибшего брата. Обязуюсь встать в первые ряды защитников советских рубежей. Прошу не отказывать в просьбе».

Вскоре приказом Наркома обороны Николаю Загрекову было присвоено звание политрука и дано назначение в часть, где служил его брат. «Когда мне объявили, что моя просьба удовлетворена, я испытал огромную радость, — вспоминал Николай Николаевич. — Хотелось сказать: «Благодарю, сердечно благодарю за доверие, клянусь быть таким, как брат Александр».

Герой

Через два месяца после жаркой схватки у реки Халхин-Гол о старшем политруке Александре Загрекове узнала вся страна. Президиум Верховного Совета СССР посмертно наградил его орденом Ленина.

Вернемся к упомянутому ранее автопробегу участников клуба «Диверсант». В 2009 году они проехали от Читы до Халхин-Гола, по пути возложили венки к памятникам и могилам цириков (военнослужащих монгольской армии) и советских солдат, посетили музей, посвященный Победе, по-русски помянули старшего политрука Александра Николаевича Загрекова. Его одинокую могилу участники автопробега обнаружили в степи, где в 39-ом шли бои.

Члены клуба «Диверсант» у могилы А. Н. Загрекова.
Фото 2009 года

«Представьте, вокруг на несколько километров нет больше ничего, только эта могила. У нас появилась идея разыскать родственников. Возможно, они никогда не были и вряд ли когда-то смогут побывать там, но хотя бы увидят место захоронения на фотографии», — рассказал один из участников пробега Леонид Казарин.

Так навечно остался стоять на границе чужого государства русский парень из поселка Разино. Памятник ему — как напоминание всем недругам о неминуемом наказании за посягательства на свободу и независимость нашего государства.

Когда бы монумент велели мне
Воздвигнуть всем погибшим здесь, в пустыне,
Я б на гранитной тесаной стене
Поставил танк с глазницами пустыми;
Я выкопал его бы, как он есть,
В пробоинах, в листах железа рваных, —
Невянущая воинская честь
Есть в этих шрамах, в обгорелых ранах.
На постамент взобравшись высоко,
Пусть как свидетель подтвердит по праву:
Да, нам далась победа нелегко.
Да, враг был храбр. Тем больше наша слава.

Константин СИМОНОВ, «Танк», 1939 г.

На верхнем снимке: военнослужащие 8-й мотобронебригады у бронеавтомобилей БА-20 и БА-10 во время боев на Халхин-Голе. На такой бронемашине воевал А. Загреков

Владимир КОМИССАРОВ
Использованы воспоминания М. А. Винокуровой и материалы сайта клуба «Диверсант» (г. Чита)


© 2019 Лукояновская правда
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru