Вторник, 19 марта 2019 16 +   Подписка на обновления  Письмо редактору
Популярно
Война — тяжелая работа
9:13, 15 февраля 2019

Война — тяжелая работа


15 февраля исполняется тридцать лет со дня вывода советских войск из Афганистана. В преддверии этой памятной даты в Лукояновской средней школе № 1 состоялся классный час, на который был приглашен воин-интернационалист Рудольф Поликарпов. В 1980-1982 годах он проходил срочную службу в Демократической республике Афганистан. Рудольф Алексеевич рассказал десятиклассникам, как это было:

«Родом я из поселка Сатис Первомайского района. В 1980 году, когда мне исполнилось 18 лет, был призван в армию. Попал в пограничные войска. «Учебку» проходил в Казахстане, затем был направлен в воинскую часть в Киргизию. Получил военную специальность наводчика-оператора БМП (боевой машины пехоты).

Весной из военнослужащих нескольких частей был собран сводный отряд, который 5 мая 1980 года переправили на территорию Афганистана. Наша малая мобильная группа, состоящая из нескольких БМП, выдвинулась на Гумбадское направление и заняла Базай-Гумбад. Перед нами стояла задача взять под охрану вероятные маршруты движения караванов с оружием и боеприпасами из Пакистана и Китая на Малом Афганском Памире. Также мы доставляли гуманитарную помощь жителям, сопровождали караваны и разведгруппы.

Операции проходили в исключительно сложных условиях. Страшная жара, открытые участки кожи обгорали почти моментально. Бездорожье, по которому наши БМП должны были передвигаться на высоте более 3,5 тыс. метров над уровнем моря. Потому было трудно дышать, кружилась голова, часто закладывало уши. Местная вода плохого качества. Пища долго готовилась и быстро портилась. Животами мы мучились почти постоянно.

Боевые столкновения происходили не часто, но опасность ощущалась все время. Из моего отряда погиб один товарищ — Виктор Болычев.

Стоит сказать, что мы воспринимали все трудности и особенности своей военной службы иначе — молодые были, бесшабашные, хотелось отличиться, погеройствовать… Многое забылось, конечно, да я стараюсь и не вспоминать, не рассказывать, тем более близким. Война — это тяжелая работа, адский труд, постоянное напряжение всех сил организма. Когда вернулся, долго не мог спать — все виделось…

В декабре 1981 года в составе боевой разведывательной группы нас на двух БМП направили перекрывать ущелье. Первая машина нарвалась на итальянскую мину, были пробиты гусеницы, экипаж получил контузию и небольшие ранения. Я был во второй машине. Мы подцепили подорвавшуюся БМП и 18 километров волоком тащили ее до своего укрепления. За выполнение этой операции я был награжден десятидневным отпуском. На радостях мы с ребятами закатили сабантуй, за что мне объявили пять суток гауптвахты. Но так как помещений для арестованных у нас не было, сидел я в штабе. Как говорится, геройство и проступки — в одном флаконе. Зимой, когда перевалы стали непроходимыми, нас перебросили в Союз. Ремонтировали технику, восстанавливались сами, а в мае следующего года снова были направлены на Малый Памир».

Школьники слушали ветерана безмолвно, боясь прервать интересный рассказ. Но Рудольф Алексеевич сам предложил ребятам задавать интересующие их вопросы. Тут же подняли руки два третьеклассника, присутствовавшие на мероприятии.

— Где вы там жили? — спросил один из них.

— Наша группа размещалась в большом блиндаже, выкопанном в горных породах, сверху — брезентовая крыша. Внутри была спальня на 40 человек, каптерка, оружейная, продуктовый и вещевой склад, умывалка. На передовой находились капониры и окопы, мощный прожектор. Охраняли нас четыре БМП, зенитно-пулеметная установка, крупнокалиберный ЗПУ, КПВТ и наши личные автоматы Калашникова. Нормальные условия. Все мы были советские люди и считали, что живем очень достойно. Вот простые афганцы жили очень плохо. Были мы и у афганских военных: на столе стоит импортный магнитофон, а на завтрак — несладкий чай. У нас не было крутых магнитофонов и спортивных костюмов «Адидас», но ели мы кашу с тушенкой, паштет печеночный и подобное. Пришлось мне побывать однажды на афганской свадьбе. Приехали в один из кишлаков с целью разведки, а там 12-летнюю девочку выдают замуж. Уже шок для нас! А бедность кругом страшная. Нас гостеприимно пригласили за стол, из угощений только вареная баранина, лепешки и чай.

— Сколько вы были на той войне? — следующий вопрос мальчишек.

— С мая по декабрь 81-го и с мая по декабрь 82-го. Увольнение получил самым первым из своего отряда. Я не был отличником боевой и политической подготовки, но являлся секретарем комсомола. Причем увольнение произошло очень быстро — на сборы было отпущено всего два часа, не успел даже забрать припрятанные сувениры. Единственное, что мне удалось вывезти из Афгана на память — армейский альбом. Хотя фотографировать там было запрещено, даже в письмах домой нельзя было писать, где находимся, каждый старался сделать к дембелю альбом с фотографиями сослуживцев.

Его и принес Р. А. Поликарпов посмотреть ребятам. С небольших буроватых, словно опаленных горячим афганским солнцем, снимков на них смотрели почти ровесники, с честью выполнившие свой воинский долг.

На снимке: Р. А. Поликарпов показывает школьникам армейский альбом.

Татьяна КУДРЯВЦЕВА
Фото автора


© 2019 Лукояновская правда
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru