Вторник, 19 марта 2019 16 +   Подписка на обновления  Письмо редактору
Популярно
Храм, который мы потеряли
9:04, 15 февраля 2019

Храм, который мы потеряли


В 2018 году исполнилось 80 лет со дня трагических событий, приведших к закрытию кудеяровской церкви

Построена она была неизвестным зодчим в 1655 году как памятник благодарности Богу за победу над врагом русского ополчения 1612 года. Стремящееся ввысь прекрасное архитектурное сооружение из камня под железной крышей, воздвигнутое по классическим канонам русской православной церкви, почти 300 лет было украшением и гордостью села, центром его экономической, культурной и духовной жизни. Рядом возвышалась такая же колокольня, вокруг находились дома для священников, подсобные помещения, а в 1837 году «тщанием прихожан и усилием доброхотных деятелей» была пристроена еще и трапезная.

В церкви было три престола: в холодной части — в честь Успения Пресвятой Богородицы, в правом теплом приделе — в честь Покрова Пресвятой Богородицы, в левой стороне — в честь Николая Мирликийского Чудотворца. В причте сначала было два клира, то есть два священника, два диакона, два дьячка, два пономаря. Но после отчисления в заштат в 1860 году одного дьячка, после смерти в 1866 году одного священника, после удаления из прихода в 1882 году пономаря, остался один клир — священник, диакон и пономарь. Жалованье они не получали, содержались «на кружечные доходы и доброхотные подаяния от прихожан». Церкви принадлежало 62 десятины земли: три десятины усадебной вместе с церковным погостом, одна десятина сенокосной и 58 десятин пахотной.

В приходе была земская начальная школа, преобразованная из приходского училища, открытого в 1867 году. Именно с этого времени началась история Кудеяровской школы и продолжается уже 152-й год. Есть сведения о том, что в 1904 году в школе учились 45 мальчиков и шесть девочек. Законоучителями в школе являлись священники кудеяровской церкви. О них есть сведения с 1792 года (в скобках указаны периоды служения в Кудеярове): Григорий Дмитриев (1792-1815 гг.), Максим Филиппов (1795-1815 гг.), Глеб Григорьев (1814-1833 гг.), Федор Иванов (1820-1834 гг.), Николай Максимов (1833-1844 гг.), Иосиф Алексеев, Федор Лебединский (1834-1864 гг.), Симеон Покровский (1836-1860 гг.), Алексей Платонов (1860-1866 гг.), Николай Критский (1867-1891 гг.), Павел Лебедев (1891-1919 гг.).

Прихожанами церкви являлись жители села Кудеярова и деревни Малая Лукояновка. По сведениям 1916 года в Кудеярове в 226 дворах проживало 905 мужчин и 960 женщин, в деревне Малая Лукояновка в 60 дворах было 266 мужчин и 239 женщин. Общая численность прихожан на 1916 год составляла 1 171 мужчина и 1 199 женщин.

После революции 1917 года церковь в СССР была на грани исчезновения. Так, на лукояновской земле все православные храмы были закрыты, разграблены и разрушены. Большинство представителей духовенства подверглись репрессиям и физическому уничтожению.

Как уже известно, в 20-е годы против ликвидации монастырей и храмов в Лукоянове активно боролся дед Патриарха Московского и всея Руси Кирилла Василий Гундяев. Он обивал пороги кабинетов районных и областных чиновников, дважды ездил в Москву во ВЦИК на прием к М. И. Калинину, выступал за спасение церкви и веры. За это Василий Гундяев не раз был арестован, прошел через ссылки, тюрьмы и лагеря.

Если в Лукоянове защитником храмов был Василий Гундяев, то за спасение сельской церкви боролись, согласно протоколам ОГПУ, 28 членов «контрреволюционной группы кудеяровских церковников». Дело на них завели в апреле 1933 года. По делу проходил и был осужден на пять лет как создатель этой группы Михаил Иванович Милорадовский, 1855 года рождения, священник Большемамлеевской церкви, лишенный избирательных прав. Лидерами группы были признаны и также осуждены на пять лет братья Добротворские. Их арестовали с разницей в один день: старшего — псаломщика Алексея Ивановича — 25 апреля, а младшего — священника Дмитрия Ивановича — 26 апреля 1933 года. К трем годам концлагерей были приговорены два кудеяровских «религиозных фанатика»: Иван Иванович Калачев и Федор Петрович Полянский.

К остальным участникам «церковной группы» власть отнеслась более милостиво. Их обвинили в «антисоветской агитации, в участии в контрреволюционной деятельности, в противодействии мероприятиям советской власти». Согласно постановлению особой тройки ОГПУ по Горьковскому краю от 9 июля 1933 года, рядовых членов группы «кудеяровских церковников» приговорили к трем годам заключения в концлагерь условно и из-под стражи освободили. По делу проходили: церковный староста Василиса Ивановна Старова, помощник церковного старосты Анна Павловна Тювикова, церковный сторож Степан Сергеевич Шувалов, две прибившиеся к церкви бывшие монахини Анастасия Никаноровна Гусева и Евдокия Тимофеевна Шатковцева.

Сокрушительный удар по церкви и духовенству со стороны государства был нанесен в Лукояновском районе с 8 сентября 1937 года по 20 января 1938 года. В это время были приговорены к высшей мере наказания и расстреляны священники: Николай Максимович Парамонов (Атингеево), Василий Петрович Осин (Чиргуши), Анатолий Яковлевич Юшков (Гаврилово), Владимир Павлович Промтов (Старое Иванцево), Иван Константинович Виноградов (Иванцево), Николай Модестович Фивейский (Саврасово), Алексей Михайлович Покровский (Александровка), Семен Иванович Соколов (Великий Враг), Александр Михайлович Прогрессов (Перемчалки), Иван Петрович Лебедев, Федор Евлампиевич Кудрявцев. Из села Тольский Майдан расстреляли церковного сторожа Ивана Никитича Маурина, церковного старосту Дмитрия Яковлевича Поливцева и священника Германа Васильевича Теплова, из Николай Дара — священника Петра Михайловича Баркова и крестьянина Василия Михайловича Косихина, из Козлихи — диакона Геронтия Никифоровича Филиповского. Священник Дмитрий Лукич Савкин из Кельдюшева умер в больнице ОЛАГа НКВД.

Последним священником кудеяровской церкви был Евгений Михайлович Масловский. По воспоминаниям старожилов села это был высокий, красивый, представительный мужчина с прекрасными певческими данными. При нем в церковь ходили не в повседневной одежде, а в старинных русских национальных сарафанах и рубахах-косоворотках. По сравнению с другими священниками Масловский получил довольно мягкое наказание. Постановлением особой тройки ОГПУ по Горьковскому краю от 20 ноября 1937 года он был приговорен к десяти годам исправительно-трудовых лагерей.

Ликвидация кудеяровской церкви происходила в 1938 году в период жесточайших репрессий духовенства. 15 января общее собрание села постановило: «Передать церковь под школу, на церковь повесить замок сельсовета». Напуганные террором жители села голосовали как надо. Из взрослого населения Кудеярова в 970 человек на собрании присутствовало чуть больше половины, за закрытие церкви проголосовало 508 человек. Постановлением президиума Лукояновского райисполкома от 25 апреля 1938 года само здание церкви закрыли, а подсобные помещения передали под школу. Президиум Горьковского облисполкома закрытие церкви подтвердил, и 12 ноября об этом объявили церковному совету в лице Евдокии Николаевны Деревянкиной. Но кудеяровцы не смирились и еще продолжали бороться за храм. 16 ноября церковный совет опротестовал решение облисполкома, и жители написали об этом во ВЦИК, поскольку на 1 января 1937 года церковь посещало более 700 верующих. Ответ из ВЦИК не пришел.

В конце 1938 года церковь в Кудеярове закрыли окончательно. Во время войны ее использовали как склад, хранили там зерно. А разрушили храм до основания вскоре после войны. О той кудеяровской церкви остались лишь воспоминания.

Все осужденные по делу «кудеяровской церковной группы» заключением Прокуратуры Горьковской области от 28 декабря 1989 года были реабилитированы.

В наши дни благодаря инициативе, энтузиазму и стараниям большой семьи Стесиковых, а также и других кудеяровцев, в селе построена новая церковь во имя всех Святых. Но это уже другая история.

Людмила КАЛЕДИНА
Изображение из архива
Лукояновской центральной библиотеки


© 2019 Лукояновская правда
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru