Понедельник, 16 июля 2018 16 +   Подписка на обновления  RSS  Письмо редактору
Популярно
Три войны деда Ивана
14:15, 22 июня 2018

Три войны деда Ивана


Речь пойдет о моем дедушке Иване Дмитриевиче Валькове, которого я никогда не видел, потому что родился через десять лет после его смерти. Увы, известно о нем очень мало, хотя дед был выдающейся личностью. И это не преувеличение.

Иван Вальков родился в 1895 году. В двадцатилетнем возрасте ушел в армию, воевал в Первую мировую. На фронте он набрался революционных идей и в самом начале Гражданской войны оказался в кавалерийском корпусе С. М. Буденного. Помню, в доме у бабушки висела большая фотография: группа кавалеристов во главе с командармом, рядом с ним — Иван Дмитриевич. На другом снимке дедушка был запечатлен с белым конем. Жаль, что из-за переездов и пожара эти фотографии пропали.

В 1920 году Иван Вальков демобилизовался из Красной Армии. Вернулся в деревню Сонино, но ненадолго — было голодно. С молодой женой уехал в Нижний Новгород, устроился на машиностроительный завод. В городе у супругов родились сыновья Николай и Владимир.

Жизнь деда снова круто поменялась с началом коллективизации. Все читали роман М. А. Шолохова «Поднятая целина», в котором бывший рабочий Давыдов прибывает в деревню организовывать колхоз? Вот и судьба Ивана Валькова сложилась похожим образом. По решению коммунистической партии, в 1929 году с промышленных предприятий городов на село было направлено двадцать пять тысяч человек. Отсюда и название — двадцатипятитысячники. Иван Дмитриевич вошел в состав второй волны, так называемых тридцатипятитысячников. Он оказался на своей малой родине и стал организатором сонинского колхоза в 1931 году.

На первом организационном собрании было решено назвать хозяйство в честь командарма Буденного (а как же иначе, ведь сам посланец партии с ним служил). Председателем колхоза назначили С. И. Уланова, а секретарем партийной организации — И. Д. Валькова. Конечно, дед мог возглавить колхоз, ведь для того и прибыл в деревню, но поступил по совести. Он был далек от сельского хозяйства, поэтому предложил избрать председателем одного из уважаемых мужиков, а сам до 1942 года выполнял обязанности парторга. В 30-е годы «Лукояновская правда» регулярно публиковала заметки о трудовых достижениях колхозников, подписанные парторгом Вальковым.

Сегодняшние старожилы деревни гордятся знаменательным событием: когда до С. М. Буденного дошла весть о том, что в его честь назван колхоз, он прислал сонинцам коня-тяжеловоза Икрана. Для вручения подарка приезжал представитель Семена Михайловича — командир Красной Армии, высокий, стройный, в белом полушубке. Он внимательно осмотрел хозяйство, познакомился с колхозниками, рассказал о том, чем занимается правительство и лично товарищ Сталин. От имени Буденного гость выразил благодарность колхозникам за то, что они так высоко чтут командарма Красной Армии.

Визит не прошел даром: правление колхоза и партийная организация обязались создать конеферму. Так и произошло. К началу 1941 года там содержалось около 100 лошадей.

Летом 1942-го Ивана Дмитриевича призвали в армию. Ему шел уже сорок восьмой год, но фронту нужны были солдаты. Так дед оказался на своей третьей войне. 24 июня его отправили на формирование из Лукоянова в Арзамас. Служил в составе 256-го гвардейского стрелкового полка 56-й гвардейской стрелковой дивизии, которая начала свой боевой путь в составе Калининского фронта, а закончила в составе II Прибалтийского фронта.

Дед находился в обозе, занимался хозяйственными делами. Со временем он стал рядовым трофейной роты, его военная специальность — трофейщик. Такие подразделения создавались, чтобы помогать войсковым соединениям успешно выполнять боевые задачи. Трофейщики собирали с полей сражений оставшееся оружие, транспортировали технику на ремонт и даже разминировали местность. Иногда приходилось принимать участие в отражении вражеских атак. Отдельные роты занимались захоронением убитых солдат.

В 1942 году часть, где служил Иван Дмитриевич, в составе 74-й особой бригады 22-й армии получила приказ занять оборону в труднопроходимых местах Смоленской области. В начале октября эта бригада за десять дней в условиях затяжных дождей построила оборонительные позиции и до конца декабря сдерживала натиск противника. В конце года измотанные в тяжелых боях и потерявшие до 60 процентов личного состава войска отошли на переформирование. Весной 1943 года бригада была переименована в 56-ю гвардейскую дивизию, в которую был включен полк рядового Валькова.

В 1943 году он оказался в эпицентре боевых действий на Ржевско-Сычевском направлении. Более двух месяцев шли оборонительные сражения. Затем части были переброшены под Великие Луки, где помогли разгрому немецкой группировки. Осенью 1943 года дед вместе с боевыми товарищами участвовал в освобождении Смоленска.

Следующий эпизод его военной биографии связан с Белорусской наступательной операцией. Иван Дмитриевич попал на передовую в июле 1944 года. Полк к этому времени приступил к освобождению территории Прибалтики. Был получен приказ развернуть 56-ю дивизию в направлении г. Шауляй.

На сайте «Мемориал» есть документ о награждении деда медалью, относящийся именно к этому периоду службы. В наградном листе на И. Валькова сказано: «Наградить медалью «За боевые заслуги» трофейщика трофейной команды гвардии рядового Валькова Ивана Дмитриевича за то, что он под артиллерийско-минометным огнем противника собирал на поле боя трофейное имущество и оружие». Далее идут личные данные: 1895 г. р., русский, член ВКП (б), призван в армию Лукояновским РВК 24 июня 1942 г., на фронте с 17.07.1944 г. II Прибалтийский фронт, ранен, наград не имеет.

Великая Отечественная война скорбной печатью отразилась на судьбе семьи деда. Его сыновья с первых дней были на фронте. Владимир погиб в ноябре 41-го. После получения похоронки Иван Дмитриевич стал просить военкомат отправить его на фронт. Через полгода просьба была удовлетворена: воевать он начал на том же Калининском фронте, где погиб сын.

В декабре 1943 года дед получил известие о гибели сына Николая, защищавшего Ленинград. Но похоронка на него была ошибочной. Солдат остался жив, попал в плен, из которого его освободили наши войска. Он вернулся домой и до середины 70-х годов жил в Горьком. Однако тогда Иван Дмитриевич ничего этого не знал и тяжело переживал утрату.

Представьте себе душевное состояние отца, который потерял и второго сына. Не такой судьбы он желал своим детям. Проклятая война перекроила все планы. В отчаянии рядовой Вальков просит командование полка о направлении на передовую, чтобы отомстить врагам за гибель сыновей. Но он осознает и то, что в далекой полуголодной деревне жена с детьми стараются выжить и дождаться с войны его, свою последнюю надежду и опору. От горьких дум душа разрывается на части. Что делать? Как жить дальше? Наконец он все же отправляется в действующую армию.

Уже в конце войны, когда его дивизия громила остатки немецкой группировки в Курляндии, дед получил второе ранение, от которого так и не смог полностью оправиться. Он пришел с фронта инвалидом и скончался от ран в декабре 1947 года.

Вернувшись домой, Иван Дмитриевич увидел сына, которого давно похоронил. В первые минуты он даже не узнал Николая. На фронт уходил здоровый крепкий парень, а теперь перед ним стоял худой беспомощный старик. Отец и сын обнялись и просто молчали, смотря друг на друга глазами, полными слез.

Владимир КОМИССАРОВ
Фото из личного архива автора


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2018 Лукояновская правда
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru